Для неофита

Церковные праздники

Введение во храм Пресвятой Богородицы

Введение во храм Пресвятой Богородицы

Ко­гда Пре­чи­стой Бо­го­от­ро­ко­ви­це, Пре­бла­го­сло­вен­ной Де­ве Ма­рии Бо­го­ро­ди­це, ис­пол­ни­лось три го­да от рож­де­ния, свя­тые пра­вед­ные ро­ди­те­ли Ее, Иоаким и Ан­на, ре­ши­лись ис­пол­нить дан­ный ими обет – от­дать на слу­же­ние Бо­гу рож­ден­ное ими ди­тя. Со­зва­ли они в На­за­рет, где жи­ли, всех сво­их род­ствен­ни­ков из цар­ско­го и ар­хи­ерей­ско­го ро­да, – ибо сам пра­вед­ный Иоаким был из цар­ско­го ро­да, су­пру­га же его, свя­тая Ан­на, бы­ла из ро­да ар­хи­ерей­ско­го, – а так­же хор непо­роч­ных дев; при­го­то­ви­ли мно­го све­чей и окру­жи­ли Пре­чи­стую Де­ву Ма­рию цар­ским бла­го­ле­пи­ем, как все сие сви­де­тель­ству­ет­ся свя­ты­ми от­ца­ми.

Свя­тый Иа­ков, ар­хи­епи­скоп Иеру­са­лим­ский, от ли­ца Иоаки­ма, го­во­рит так:

– По­зо­ви­те непо­роч­ных до­че­рей Ев­рей­ских, чтобы они взя­ли го­ря­щие све­чи.

От ли­ца пра­вед­ной Ан­ны, свя­той Гер­ман, пат­ри­арх Ца­ре­град­ский, го­во­рит:

– Я вы­пол­няю пред Гос­по­дом тот обет, ка­кой вы­ска­за­ла в со­сто­я­нии скор­би, и для это­го со­бра­ла хор дев со све­ча­ми, со­зва­ла свя­щен­ни­ков, при­гла­си­ла срод­ни­ков, го­во­ря всем: ра­дуй­тесь все со мною, ибо я те­перь яви­лась ма­те­рью и ро­ди­тель­ни­цею, при­во­дя свою Дочь не к ца­рю зем­но­му, но к Бо­гу, Ца­рю Небес­но­му.

О цар­ском же укра­ше­нии Бо­го­от­ро­ко­ви­цы свя­той Фе­о­фи­лакт, ар­хи­епи­скоп Бол­гар­ский, го­во­рит:

– Над­ле­жа­ло, чтобы вве­де­те Бо­же­ствен­ней­шей От­ро­ко­ви­цы бы­ло до­стой­но Ее, чтобы та­кой пре­свет­лой и мно­го­цен­ной Жем­чу­жи­ны не ка­са­лась убо­гая одеж­да; сле­до­ва­ло имен­но цар­скою одеж­дою одеть Ее, для наи­боль­шей сла­вы и укра­ше­ния.

Так устро­ив все, что над­ле­жа­ло к чест­но­му и слав­но­му вве­де­нию, они от­пра­ви­лись в путь, ве­ду­щий от На­за­ре­та до Иеру­са­ли­ма в те­че­ние трех дней.

До­стиг­нув го­ро­да Иеру­са­ли­ма, они тор­же­ствен­но во­шли в храм и по­ве­ли ту­да оду­шев­лен­ный храм Бо­жий, трех­лет­нюю от­ро­ко­ви­цу, Пре­чи­стую Де­ву Ма­рию. Впе­ре­ди Нее шел хор де­виц, с за­жжен­ны­ми све­ча­ми, как сви­де­тель­ству­ет свя­той Та­ра­сий, ар­хи­епи­скоп Кон­стан­ти­но­поль­ский, ко­то­рый вла­га­ет в уста свя­той Ан­ны та­кие сло­ва:

– Нач­ни­те (ше­ствие), де­вы, но­ся­щие све­чи, и пред­ше­ствуй­те мне и Бо­го­от­ро­ко­ви­це.

Свя­тые же ро­ди­те­ли, один с од­ной сто­ро­ны, дру­гая с дру­гой, взяв за ру­ки дан­ную Бо­гом Дочь свою, с неж­но­стию и че­стию ве­ли ее меж­ду со­бою. За ни­ми ра­дост­но сле­до­ва­ло все мно­же­ство род­ствен­ни­ков, со­се­дей и зна­ко­мых, дер­жа в ру­ках све­чи и окру­жая Пре­чи­стую Де­ву, как звез­ды свет­лую лу­ну, на удив­ле­ние все­му Иеру­са­ли­му. Свя­тый Фе­о­фи­лакт опи­сы­ва­ет это та­ким об­ра­зом:

– За­бы­ва­ет Дочь дом от­ца и при­во­дит­ся к Ца­рю, воз­же­лав­ше­му кра­со­ты Ее, – при­во­дит­ся не без по­че­сти и не без сла­вы, но с тор­же­ствен­ны­ми про­во­да­ми. Вот вы­во­дит­ся Она из оте­че­ско­го до­ма со сла­вою, при все­об­щем ру­ко­плес­ка­нии Ее вы­хож­де­нию; ро­ди­те­лям Ее по­сле­до­ва­ли род­ствен­ни­ки, со­се­ди и все, кто лю­бил их; от­цы со­ра­до­ва­лись от­цу, ма­те­ри со­ра­до­ва­лись ма­те­ри; от­ро­ко­ви­цы и де­вы, со све­ча­ми в ру­ках, пред­ше­ство­ва­ли Бо­го­от­ро­ко­ви­це. Весь Иеру­са­лим, как неко­то­рый звезд­ный круг, си­я­ю­щий с лу­ною, со­брал­ся смот­реть эти небы­ва­лые про­во­ды и ви­деть трех­лет­нюю От­ро­ко­ви­цу, окру­жен­ную та­кою сла­вою и по­чтен­ную пред­не­се­ни­ем све­чей. И не толь­ко граж­дане зем­но­го Иеру­са­ли­ма, но и небес­но­го – свя­тые Ан­ге­лы – стек­лись ви­деть пре­слав­ное вве­де­ние Пре­чи­стой Де­вы Ма­рии и, ви­дев, удив­ля­лись, как сие вос­пе­ва­ет Цер­ковь: «Ан­ге­ли вхож­де­ние Пре­чи­стыя зря­щи, уди­ви­ша­ся: ка­ко Де­ва вни­де во свя­тая свя­тых».

Со­еди­нив­шись с ви­ди­мым хо­ром непо­роч­ных дев, неви­ди­мый хор без­п­лот­ных чи­нов шел, со­в­во­дя Пре­чи­стую Де­ву Ма­рию во Свя­тое Свя­тых и, по по­ве­ле­нию Гос­под­ню, окру­жая Ее, как из­бран­ный со­суд Бо­жий. Об этом свя­той Ге­ор­гий, ар­хи­епи­скоп Ни­ко­ми­дий­ский, го­во­рит так:

– Ро­ди­те­ли уже ве­ли к две­рям хра­ма Де­ву, окру­жен­ную Ан­ге­ла­ми, при сов­мест­ном ра­до­ва­нии всех небес­ных сил. Ибо Ан­ге­лы, хо­тя и не зна­ли си­лы тай­ны, од­на­ко же, по по­ве­ле­нию Гос­под­ню, слу­жи­ли при вхо­де Ее во храм. Итак, они во пер­вых, удив­ля­лись, ви­дя, что Она бу­дет дра­го­цен­ный со­суд доб­ро­де­те­лей, что Она но­сит при­зна­ки веч­ной чи­сто­ты и име­ет та­кую плоть, ко­то­рой ни­ко­гда не при­кос­нет­ся ни­ка­кая гре­хов­ная сквер­на, а во вто­рых, ис­пол­няя во­лю Гос­под­ню, со­вер­ши­ли слу­же­ние, ко­то­рое им бы­ло по­ве­ле­но.

Так, с че­стию и сла­вою не толь­ко людь­ми, но и Ан­ге­ла­ми бы­ла вве­де­на в храм Гос­по­день Пре­не­по­роч­ная От­ро­ко­ви­ца. И до­стой­но: ибо ес­ли вет­хо­за­вет­ный ков­чег, но­сив­ший в се­бе ман­ну, ко­то­рый слу­жил толь­ко про­об­ра­зом Пре­свя­той Де­вы, вне­сен был в храм с ве­ли­кою че­стию, при со­бра­нии все­го Из­ра­и­ля, то тем с боль­шею че­стию, при со­бра­нии Ан­ге­лов и че­ло­ве­ков, долж­но бы­ло со­вер­шать­ся вве­де­ние во храм то­го са­мо­го оду­шев­лен­но­го ки­во­та. ко­то­рый имел в се­бе ман­ну – Хри­ста, – пре­бла­го­сло­вен­ной Де­вы, пред­на­зна­чен­ной в Ма­терь Бо­гу.

При вне­се­нии вет­хо­за­вет­но­го ки­во­та в храм Гос­по­день, впе­ре­ди его шел царь зем­ной, цар­ство­вав­ший то­гда над Из­ра­и­лем, Бо­го­отец Да­вид; а при вве­де­нии в храм Бо­жий се­го оду­шев­лен­но­го ки­во­та, Пре­чи­стой Де­вы, пред­ше­ство­вал не зем­ной царь, а Небес­ный, Ко­то­ро­му мы каж­дый день мо­лим­ся: «Ца­рю небес­ный, уте­ши­те­лю, ду­ше ис­ти­ны». Что сей имен­но Царь пред­во­ди­тель­ство­вал этой Дще­ри цар­ской, об этом свя­тая Цер­ковь в ны­неш­них пес­но­пе­ни­ях сви­де­тель­ству­ет так: «во свя­тых свя­тая, свя­тая и непо­роч­ная Свя­тым Ду­хом вво­дит­ся». При вне­се­нии ков­че­га бы­ли му­зы­ка и пе­ние, ибо Да­вид ве­лел на­чаль­ни­кам ле­ви­тов по­ста­вить пев­цов, чтобы они иг­ра­ли на ор­га­нах, псал­ти­рях, ким­ва­лах и гус­лях, и вос­пе­ва­ли ра­дост­ные пес­ни; при вве­де­нии же Пре­свя­той Де­вы со­дей­ство­ва­ли ве­се­лию не зем­ная му­зы­ка и пе­ние, но пе­ние Ан­ге­лов, неви­ди­мо при сем при­сут­ство­вав­ших. Ибо они, при вхо­де Ее во Свя­тое Свя­тых на слу­же­ние Гос­по­ду, вос­пе­ва­ли небес­ны­ми го­ло­са­ми, что и вос­по­ми­на­ет ныне Цер­ковь, ко­то­рая по­ет в конда­ке: «Бла­го­дать со­в­во­дя­ще, яже в Ду­се бо­же­ствен­ном, юже вос­пе­ва­ют Ан­ге­ли Бо­жии: сия есть се­ле­ние небес­ное». Впро­чем, вве­де­ние Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы во храм пред­став­ля­ет­ся и не без че­ло­ве­че­ских пес­но­пе­ний. Ибо пра­вед­ная Ан­на (в сло­ве свя­то­го Та­ра­сия) го­во­рит иду­щим впе­ре­ди де­вам:

– Вос­пой­те Сию хва­леб­ною пес­нию, пой­те Ей под зву­ки гу­слей, вос­клик­ни­те Ей песнь ду­хов­ную, про­славь­те Ее на де­ся­ти­струн­ном псал­ти­ри.

Это же вспо­ми­на­ет Цер­ковь, го­во­ря: «Ра­ду­ют­ся Иоаким и Ан­на Ду­хом, и дев­ствен­нии ли­цы Гос­по­де­ви по­ют, пса­лом­ски вос­пе­ва­ю­ще, и чту­ще Ма­терь Его».

От­сю­да от­кры­ва­ет­ся, что хор дев­ствен­ниц, пред­ше­ство­вав­ших то­гда Пре­чи­стой Де­ве, пе­ли неко­то­рые пес­ни из псал­мов Да­ви­да.

Со­глас­но с этим, и со­ста­ви­тель ны­неш­не­го ка­но­на го­во­рит озна­чен­ным де­вам: «На­чи­най­те, де­вы, и вос­пой­те пес­ни, ру­ка­ми дер­жа­ще све­щы».

Са­ми же свя­тые пра­вед­ные ро­ди­те­ли Иоаким и Ан­на, по сви­де­тель­ству свя­то­го Та­ра­сия, име­ли на устах сво­их та­кую песнь пра­от­ца Да­ви­да: «Слы­ши, дщерь, и смот­ри, и при­к­ло­ни ухо твое, и за­будь на­род твой и дом от­ца тво­е­го. И воз­же­ла­ет Царь кра­со­ты тво­ей» (Пс.44:11-12).

На встре­чу это­му слав­но­му вве­де­нию Бо­го­от­ро­ко­ви­цы, по рас­ска­зу Фе­о­фи­лак­та, вы­шли свя­щен­ни­ки, слу­жив­шие во хра­ме, и с пес­но­пе­ни­я­ми встре­ти­ли Пре­свя­тую Де­ву, имев­шую быть Ма­те­рию Ве­ли­ко­го Ар­хи­ерея, про­шед­ше­го небе­са. При­ве­дя Ее ко две­рям хра­ма, свя­тая Ан­на, (как пи­шет свя­той Та­ра­сий), го­во­ри­ла так:

– Иди, Дщерь моя, к То­му, Кто мне да­ро­вал Те­бя; иди, Свя­щен­ный Ки­вот, к ми­ло­сти­во­му Вла­ды­ке; иди, Дверь Жиз­ни, к ми­ло­сер­до­му Да­те­лю; иди, Ков­чег Сло­ва, к хра­му Гос­под­ню; вой­ди в цер­ковь Гос­под­ню, Ра­дость и Ве­се­лие ми­ра.

За­ха­рии же, как про­ро­ку, ар­хи­ерею и срод­ни­ку сво­е­му, она ска­за­ла с Иоаки­мом:

– При­и­ми, За­ха­рия, чи­стую сень; при­и­ми, свя­щен­ник, непо­роч­ный Ков­чег; при­и­ми, про­рок, Ка­диль­ни­цу неве­ще­ствен­но­го уг­ля; при­и­ми, пра­вед­ный, Ду­хов­ное Ка­ди­ло.

И еще пра­вед­ная Ан­на, как по­вест­ву­ет свя­той Гер­ман, ска­за­ла пер­во­свя­щен­ни­ку:

– При­и­ми, про­рок, Дочь мою, дан­ную Бо­гом; при­и­ми и, введ­ши, по­са­ди Ее на го­ре свя­ты­ни, в при­го­тов­лен­ном Бо­жи­ем жи­ли­ще, ни­че­го не до­пы­ты­ва­ясь, до тех пор, по­ка Бог, при­звав­ший Ее сю­да, не от­кро­ет окон­ча­тель­но Сво­ей во­ли о Ней.

Бы­ло там, – пи­шет бла­жен­ный Иеро­ним, – пят­на­дцать сту­пе­ней на цер­ков­ном вхо­де, по чис­лу пят­на­дца­ти сте­пен­ных псал­мов, ибо на каж­дой из этих сту­пе­ней всхо­див­ши­ми для слу­же­ния свя­щен­ни­ка­ми и ле­ви­та­ми был пет от­дель­ный пса­лом. Вот по­ста­ви­ли пра­вед­ные ро­ди­те­ли пре­не­по­роч­ную от­ро­ко­ви­цу на пер­вой сту­пе­ни. Она тот­час весь­ма ско­ро по­шла са­ма со­бою по про­чим сту­пе­ням, ни­кем не ве­до­мая и не под­дер­жи­ва­е­мая; под­няв­шись на са­мую верх­нюю сту­пень, Она ста­ла, укреп­ля­е­мая неви­ди­мою си­лою Бо­жи­ею. Уди­ви­лись все, уви­дев трех­лет­нюю от­ро­ко­ви­цу, под­няв­шу­ю­ся по этим сту­пе­ням так ско­ро, а осо­бен­но ди­вил­ся это­му ве­ли­кий пер­во­свя­щен­ник За­ха­рия и, как про­рок, по от­кро­ве­нию Бо­жию, про­ра­зу­ме­вал бу­ду­щее сей Де­вы, ибо он, по сло­вам Фе­о­фи­лак­та, был объ­ят Ду­хом. Так­же и свя­той Та­ра­сий ка­са­тель­но это­го го­во­рит, что За­ха­рия, ис­пол­нив­шись Свя­то­го Ду­ха, вос­клик­нул:

– О, чи­стая От­ро­ко­ви­ца! О, Де­ва, незна­ю­щая со­блаз­на! О, Де­ви­ца пре­крас­ная! О, укра­ше­ние жен! О, кра­са до­че­рей! Ты бла­го­сло­вен­на меж­ду же­на­ми! Ты в выс­шей сте­пе­ни про­слав­ле­на чи­сто­тою, Ты за­пе­чат­ле­на дев­ством, Ты – раз­ре­ше­ние клят­вы Ада­ма!

Дер­жа От­ро­ко­ви­цу, За­ха­рия, го­во­рит свя­той Гер­ман, с ра­дост­ным ду­хом ввел Ее во Свя­тая Свя­тых, го­во­ря Ей так:

– Иди, ис­пол­не­ние мо­е­го про­ро­че­ства, иди со­вер­ше­ние Гос­под­них обе­то­ва­ний, иди, за­пе­чат­ле­ние за­ве­та Его, иди, об­на­ру­же­ние Его со­ве­та, иди, ис­пол­не­ние тайн Его, иди, зер­ца­ло всех про­ро­ков, иди, об­нов­ле­ние об­вет­шав­ших гре­ха­ми, иди, Свет ле­жа­щих во тьме, иди, но­вей­ший Бо­же­ствен­ней­ший Дар. Вой­ди те­перь в ниж­нюю часть хра­ма Гос­по­да сво­е­го, до­ступ­ную че­ло­ве­кам, а чрез немно­го вре­ме­ни – в гор­нюю и непри­ступ­ную для них.

От­ро­ко­ви­ца, ве­се­лясь и весь­ма ра­ду­ясь, шла в дом Гос­по­день, как в чер­тог, ибо хо­тя и бы­ла ма­ла воз­рас­том, все­го толь­ко трех лет, но бы­ла со­вер­шен­на по бла­го­да­ти Бо­жи­ей, как предъ­узнан­ная и предъ­из­бран­ная Бо­гом преж­де сло­же­ния ми­ра.

Так Пре­чи­стая и Пре­бла­го­сло­вен­ная Де­ва Ма­рия вве­де­на бы­ла в храм Гос­по­день. При этом пер­во­свя­щен­ник За­ха­рия со­вер­шил необы­чай­ное и для всех уди­ви­тель­ное де­ло: он ввел от­ро­ко­ви­цу в са­мую вы­стро­ен­ную ски­нию, на­зы­ва­е­мую «свя­тая свя­тых», ко­то­рая бы­ла за вто­рою за­ве­сою и где был ков­чег за­ве­та, об­ло­жен­ный со всех сто­рон зо­ло­том, и хе­ру­ви­мы сла­вы, осе­ня­ю­щие очи­сти­ли­ще (Евр.9:3-5), ку­да нель­зя бы­ло вхо­дить не толь­ко жен­щи­нам но да­же и свя­щен­ни­кам, а мог ту­да вхо­дить толь­ко пер­во­свя­щен­ник, од­на­жды в год. Там пер­во­свя­щен­ник За­ха­рия от­вел Пре­чи­стой Де­ве ме­сто для мо­лит­вы. Всем же про­чим де­вам, жи­ву­щим во хра­ме, по сви­де­тель­ству св. Ки­рил­ла Алек­сан­дрий­ско­го и св. Гри­го­рия Нис­ско­го, от­во­ди­лось ме­сто для мо­лит­вы меж­ду цер­ко­вью и ал­та­рем. Ни од­ной из этих дев ни­ка­ким об­ра­зом нель­зя бы­ло под­хо­дить к ал­та­рю, ибо это стро­жай­ше за­пре­ща­лось им пер­во­свя­щен­ни­ка­ми; Пре­чи­стой же Де­ве, со вре­ме­ни вве­де­ния Ее, не бы­ло за­пре­ще­но еже­час­но вхо­дить во внут­рен­ний ал­тарь, за вто­рую за­ве­су и мо­лить­ся там. Сде­ла­но бы­ло это пер­во­свя­щен­ни­ком по та­ин­ствен­но­му вра­зум­ле­нию Бо­жию, о чем свя­той Фе­о­фи­лакт го­во­рит так:

– Пер­во­свя­щен­ник, быв то­гда вне се­бя, объ­ятый Ду­хом Бо­жи­им, по­нял, что эта от­ро­ко­ви­ца – вме­сти­ли­ще Бо­же­ствен­ной бла­го­да­ти и что Она бо­лее его до­стой­на все­гда пред­сто­ять пред Ли­цом Бо­жи­им. Вспом­нив ска­зан­ное в за­коне о ков­че­ге, что ему на­зна­че­но на­хо­дить­ся во Свя­том Свя­тых, он тот­час по­нял, что это пред­на­пи­са­но бы­ло от­но­си­тель­но сей От­ро­ко­ви­цы, ни­сколь­ко не усо­мнив­шись и не оста­но­вив­шись, дерз­нул, во­пре­ки за­ко­ну, вве­сти Ее во Свя­тое Свя­тых.

Как го­во­рит бла­жен­ный Иеро­ним, пра­вед­ные ро­ди­те­ли Иоаким и Ан­на, вру­чив ди­тя свое во­ле От­ца Небес­но­го, при­нес­ли да­ры Бо­гу, жерт­вы и все­со­жже­ния, и, по­лу­чив бла­го­сло­ве­ние от пер­во­свя­щен­ни­ка и все­го со­бо­ра свя­щен­ни­ков, воз­вра­ти­лись, со все­ми сво­и­ми срод­ни­ка­ми, до­мой и устро­и­ли там пир, ве­се­лясь и бла­го­да­ря Бо­га. Пре­бла­го­сло­вен­ная же Де­ва, с на­ча­ла жиз­ни сво­ей в до­ме Гос­под­нем, от­да­на бы­ла в по­ме­ще­ние для де­виц, ибо храм Иеру­са­лим­ский, по­стро­ен­ный Со­ло­мо­ном и по­том раз­ру­шен­ный и вы­стро­ен­ный сно­ва Зо­ро­ва­ве­лем, имел, мно­го жи­лых по­ме­ще­ний, как пи­шет Иосиф, древ­ний иудей­ский ис­то­рик. Вне, к сте­нам хра­ма при­стро­е­ны бы­ли ка­мен­ные зда­ния, чис­лом трид­цать, от­дель­ные од­но от дру­го­го, про­стор­ные и очень кра­си­вые, на них бы­ли дру­гие зда­ния, на дру­гих тре­тьи, так что об­щее чис­ло их бы­ло де­вя­но­сто, и они име­ли все удоб­ства для жи­тель­ства в них. Вы­со­та, их рав­ня­лась вы­со­те хра­ма; они бы­ли как бы стол­пы, извне под­дер­жи­ва­ю­щие его сте­ны. В этих зда­ни­ях на­хо­ди­лись по­ме­ще­ния для раз­ных лиц; от­дель­но жи­ли де­вы, по­свя­щен­ные на слу­же­ние Бо­гу до вре­ме­ни; от­дель­но жи­ли вдо­ви­цы, дав­шие обет Бо­гу хра­нить чи­сто­ту свою до смер­ти, как про­ро­чи­ца Ан­на, дочь Фа­ну­и­ло­ва; от­дель­но оби­та­ли му­жи, на­зы­вав­ши­е­ся на­зо­ре­я­ми, по­доб­но ино­кам, жив­шие без­брач­но. Все эти ли­ца слу­жи­ли Гос­по­ду при хра­ме и по­лу­ча­ли про­пи­та­ние от до­хо­дов хра­ма. Осталь­ные зда­ния от­ве­де­ны бы­ли для пре­бы­ва­ния стран­ни­ков и при­шель­цев, при­хо­див­ших из­да­ле­ка на по­кло­не­ние в Иеру­са­лим.

Трех­лет­няя от­ро­ко­ви­ца, Пре­чи­стая Де­ва Ма­рия, как ска­за­но, бы­ла от­да­на в по­ме­ще­ние для де­виц, при чем к Ней при­став­ле­ны бы­ли де­ви­цы, по ле­там бо­лее взрос­лые и ис­кус­ные в пи­са­нии и ру­ко­де­лии, чтобы Бо­го­от­ро­ко­ви­ца с мла­ден­че­ства на­учи­лась и пи­са­нию и ру­ко­де­лию вме­сте. Свя­тые ро­ди­те­ли, Иоаким и Ан­на, ча­сто по­се­ща­ли Ее; Ан­на, как ма­терь, осо­бен­но ча­сто при­хо­ди­ла по­смот­реть на свою Дочь и по­учать Ее. По сви­де­тель­ству свя­то­го Ам­вро­сия и ис­то­ри­ка Ге­ор­гия, Де­ва ско­ро на­учи­лась Ев­рей­ско­му вет­хо­за­вет­но­му пи­са­нию в со­вер­шен­стве, – и не толь­ко Пи­са­нию, но и ру­ко­де­лию хо­ро­шо на­учи­лась, как го­во­рит о том свя­той Епи­фа­ний:

– Она от­ли­ча­лась си­лою ума и лю­бо­вью к уче­нию; не толь­ко по­уча­лась в Свя­щен­ном Пи­са­нии, но и упраж­ня­лась в пря­де­нии шер­сти и льна и в ши­тье шел­ком. Бла­го­ра­зу­ми­ем сво­им Она удив­ля­ла всех; за­ни­ма­лась пре­иму­ще­ствен­но та­ки­ми тру­да­ми, ко­то­рые мог­ли бы быть по­треб­ны свя­щен­ни­кам в слу­же­нии при хра­ме; ру­ко­де­лью это­му Она так на­учи­лась, что им мог­ла впо­след­ствии, при Сыне сво­ем, до­бы­вать се­бе про­пи­та­ние; Она сво­и­ми ру­ка­ми сде­ла­ла Гос­по­ду Иису­су хи­тон, не сши­тый, но весь тка­ный.

Пре­чи­стой Де­ве (го­во­рит тот же Епи­фа­ний), как и дру­гим де­ви­цам, обыч­ная пи­ща по­да­ва­лась от хра­ма; но ее съе­да­ли ни­щие и стран­ни­ки, ибо Она, как вос­пе­ва­ет Цер­ковь, пи­та­лась хле­бом небес­ным. Свя­тый Гер­ман го­во­рит о Ней, что Она пре­бы­ва­ла обык­но­вен­но во Свя­том Свя­тых, при­ни­мая слад­кую пи­щу от Ан­ге­ла; а свя­той Ан­дрей Крит­ский так го­во­рит:

– Во Свя­том Свя­тых, как в чер­то­ге, Она при­ни­ма­ла необы­чай­ную и нетлен­ную пи­щу.

При этом пре­да­ние при­со­еди­ня­ет, что Пре­чи­стая Де­ва ча­сто пре­бы­ва­ла во внут­рен­ней ски­нии, быв­шей за вто­рою за­ве­сой и на­зы­ва­е­мой «Свя­тое Свя­тых «, а не в обыч­ном по­ме­ще­нии для дев при хра­ме, – по­то­му что хо­тя ей ме­сто для жи­тель­ства бы­ло уго­то­ва­но в этом по­ме­ще­нии, но на мо­лит­ву не за­пре­ще­но бы­ло хо­дить во Свя­тое Свя­тых. При­шед­ши в со­вер­шен­ный воз­раст, Она, с юных лет на­учив­шись свя­щен­но­му Пи­са­нию и при­леж­но за­ни­ма­ясь ру­ко­де­ли­ем, еще боль­ше упраж­ня­лась в мо­лит­ве, и це­лые но­чи и боль­шую часть дня име­ла обык­но­ве­ние про­во­дить в мо­лит­ве. На мо­лит­ву вхо­ди­ла во Свя­тое Свя­тых, для ру­ко­де­лья же воз­вра­ща­лась в свое жи­ли­ще, ибо, по за­ко­ну, нель­зя бы­ло во Свя­том Свя­тых что-ли­бо де­лать или что-ни­будь вне­сти ту­да. И боль­шую часть жиз­ни сво­ей Она про­во­ди­ла в хра­ме, за вто­рою за­ве­сою, во внут­рен­ней ски­нии, на мо­лит­ве, а не в от­ве­ден­ном Ей жи­ли­ще, за ру­ко­де­льем. По­то­му-то все­ми учи­те­ля­ми Церк­ви со­глас­но го­во­рит­ся, что Пре­чи­стая Де­ва, до две­на­дца­то­го го­да, всю свою жизнь про­ве­ла во Свя­том Свя­тых, так как от­ту­да ред­ко вы­хо­ди­ла в свое по­ме­ще­ние.

Ка­ко­ва же бы­ла жизнь Ее в млад­шем воз­расте, это опи­сал Иеро­ним так:

– Бла­жен­ная Де­ва, еще в дет­стве и мла­ден­че­стве сво­ем, ко­гда бы­ла при хра­ме с про­чи­ми, од­но­лет­ни­ми Ей де­ви­ца­ми, жизнь свою про­во­ди­ла по стро­го­му по­ряд­ку, от ран­не­го утра до тре­тье­го ча­са дня сто­я­ла на мо­лит­ве; от тре­тье­го до де­вя­то­го упраж­ня­лась в ру­ко­де­лье или чте­нии книг; от де­вя­то­го ча­са сно­ва на­чи­на­ла свою мо­лит­ву, и не пре­кра­ща­ла ее до тех пор, по­ка не яв­лял­ся Ей Ан­гел, из рук ко­то­ро­го Она обык­но­вен­но при­ни­ма­ла пи­щу. Так все бо­лее и бо­лее воз­рас­та­ла Она в люб­ви к Бо­гу.

Та­ко­го ро­да бы­ла жизнь Ее в дет­стве, ко­гда Она еще жи­ла с де­ва­ми – сверст­ни­ца­ми. В то вре­мя, как день ото дня Она воз­рас­та­ла и укреп­ля­лась ду­хом, со­вер­шен­ство­ва­лась она и в по­дви­гах и укреп­ля­лась в мо­лит­ве и тру­до­лю­бии, вос­хо­дя от си­лы в си­лу, до тех пор, по­ка не осе­ни­ла Ее си­ла Все­выш­не­го. А что яв­лял­ся Ей Ан­гел и при­но­сил пи­щу, это ви­дел сво­и­ми гла­за­ми пер­во­свя­щен­ник За­ха­рия, о чем рас­ска­зы­ва­ет свя­той Гри­го­рий Ни­ко­ми­дий­ский, го­во­ря:

– В то вре­мя, как Она, день ото дня, рос­ла, с ле­та­ми воз­рас­та­ли в Ней и да­ры Свя­то­го Ду­ха, и Она пре­бы­ва­ла в об­ще­нии с Ан­ге­ла­ми. Это и За­ха­рия узнал; ибо ко­гда он, по обы­чаю свя­щен­ни­че­ско­му, был в ал­та­ре, то уви­дел, что кто-то необы­чай­но­го ви­да, бе­се­ду­ет с Де­вою и по­да­ет Ей пи­щу. Это был явив­ший­ся Ан­гел; и уди­вил­ся За­ха­рия, раз­мыш­ляя в се­бе: что это за но­вое и необы­чай­ное яв­ле­ние? Ви­дом по­до­бен Ан­ге­лу, и го­во­рит со свя­тою Де­ви­цею; бес­плот­ный по об­ра­зу при­но­сит пи­щу, пи­та­ю­щую плоть, неве­ще­ствен­ный по при­ро­де по­да­ет Де­ве ве­ще­ствен­ную кор­зи­ну. Ан­гель­ское яв­ле­ние здесь бы­ва­ет од­ним толь­ко свя­щен­ни­кам, и то не ча­сто; к жен­ско­му же по­лу, да еще к та­кой юной Де­ви­це, при­ше­ствие Ан­ге­ла, ви­ди­мое те­перь, со­вер­шен­но необы­чай­но. Ес­ли бы Она бы­ла из чис­ла за­муж­них, и, одер­жи­мая неду­гом неплод­ства, мо­ли­лась о да­ро­ва­нии Ей пло­да, как мо­ли­лась неко­гда Ан­на, я не уди­вил­ся бы то­му яв­лен­но, ко­то­рое ви­жу, но Де­ви­ца не про­сит об этом; Ан­гел же все­гда, как и те­перь ви­жу, яв­ля­ет­ся Ей, от­че­го я при­хо­жу в еще боль­шее удив­ле­ние, ужас и недо­уме­ние, что бу­дет из это­го? Что бла­го­вест­во­вать при­хо­дит Ан­гел? И ка­ко­го свой­ства при­но­си­мая им пи­ща? Из ка­ко­го хра­ни­ли­ща она бе­рет­ся? И кто при­го­то­вил ее? Ка­кая ру­ка сде­ла­ла этот хлеб? Ибо Ан­ге­лам несвой­ствен­но за­бо­тить­ся о тре­бо­ва­ни­ях пло­ти; ес­ли и мно­гие бы­ли пи­та­е­мы ими, од­на­ко пи­щу эту при­го­тов­ля­ла че­ло­ве­че­ская ру­ка. Ан­гел, слу­жив­ший Да­ни­и­лу, хо­тя и мог бы, си­лою Все­выш­не­го, не чрез ко­го-ли­бо дру­го­го, а сам со­бою ис­пол­нить то, что ему бы­ло по­ве­ле­но, од­на­ко по­слал для се­го Ав­ва­ку­ма с со­су­да­ми, чтобы не устра­ши­ли пи­та­е­мо­го необык­но­вен­ное ви­де­ние Ан­ге­ла и необыч­ная пи­ща. Здесь же к От­ро­ко­ви­це при­хо­дит сам Ан­гел, – де­ло, пол­ное та­ин­ствен­но­сти, от­но­си­тель­но ко­то­ро­го я недо­уме­ваю; Она в мла­ден­че­стве спо­до­би­лась та­ких да­ров, что Ей слу­жат бес­плот­ные. Что это та­кое? Не на Ней ли сбу­дут­ся пред­ска­за­ния про­ро­ков? Не Она ли цель на­ше­го ожи­да­ния? Не от Нее ли при­и­мет есте­ство хо­тя­щий прид­ти спа­сти род наш? Ибо тай­на эта пред­ска­за­на еще преж­де, и Сло­во ищет Ту, ко­то­рая мог­ла бы по­слу­жить тайне. И уже­ли не дру­гая предъ­из­бра­на по­слу­жить этой тайне, а имен­но сия Де­ви­ца, на ко­то­рую смот­рю. Как счаст­лив ты дом Из­ра­илев, из ко­то­ро­го про­зяб­ло та­кое се­мя! Как счаст­лив ты, ко­рень Иес­се­ев, из ко­то­ро­го про­изо­шла эта ветвь, име­ю­щая про­из­ве­сти ми­ру цвет спа­се­ния! Как счаст­лив и я, на­сла­жда­ю­щий­ся та­ким ви­де­ни­ем и при­го­тов­ля­ю­щий эту Де­ву в неве­сту Сло­ву.

Это сло­ва Ге­ор­гия Ни­ко­ми­дий­ско­го. По­доб­но ему го­во­рит Иеро­ним:

– Каж­дый день по­се­ща­ли Ее Ан­ге­лы, и ес­ли бы ме­ня спро­сил кто-ни­будь: как Пре­чи­стая Де­ва про­во­ди­ла там вре­мя юно­сти, – я от­ве­чал бы: сие из­вест­но Са­мо­му Бо­гу, да Ар­хан­ге­лу Гав­ри­и­лу, неот­ступ­но­му Ее хра­ни­те­лю, с про­чи­ми Ан­ге­ла­ми, ча­сто при­хо­див­ши­ми к Ней и с лю­бо­вию бе­се­до­вав­ши­ми с Нею.

Пре­бы­вая та­ким об­ра­зом с Ан­ге­ла­ми во Свя­том Свя­тых, Пре­чи­стая Де­ва по­же­ла­ла веч­но жить в Ан­гель­ской чи­сто­те и невре­жден­ном дев­стве. По сви­де­тель­ству свя­тых учи­те­лей: Гри­го­рия Нис­ско­го, Иеро­ни­ма и дру­гих, Де­ва сия – пер­вая об­ру­чи­ла свое дев­ство Бо­гу, ибо в Вет­хом За­ве­те необыч­но бы­ло де­вам не всту­пать в брак, так как су­пру­же­ство бы­ло в боль­шем по­че­те, чем дев­ство. Пре­чи­стая же Де­ва пер­вая в ми­ре пред­по­чла дев­ство су­пру­же­ству и, уне­ве­стив­шись Бо­гу, слу­жи­ла Ему чи­стым дев­ством сво­им день и ночь. Пре­свя­той Дух, бла­го­во­ле­ни­ем Бо­га От­ца, го­то­вил в Ней вме­сти­ли­ще Бо­гу-Сло­ву. Да бу­дет же Пре­свя­той, Еди­но­сущ­ной и Нераз­дель­ной Тро­и­це сла­ва и бла­го­да­ре­ние; Пре­чи­стой же Вла­ды­чи­це на­шей Бо­го­ро­ди­це, Прис­но­де­ве Ма­рии, честь и хва­ла от всех ро­дов во ве­ки. Аминь.



  

Присоединяйтесь к нам

Поиск

Объявления

25.01.2020

Беседы с настоятелем

подробнее

13.02.2017

При нашем храме проводятся и действуют

 

подробнее

23.02.2016

Молебное пение с акафистом

 Дорогие братья и сестры!

все объявления


Новости



Календарь



Задать вопрос

__Б_____отправить __В_____отправить __А_____Отправить

Создание веб-сайта веб-студия ФЕРТ Яндекс.Метрика