Жизнь по вере

Память праведника

 

Память праведника в род и род
Эту заметку прислала нам из Воронежа Елена Владимировна Хостник. Она повествует о своей памятной поездке в село Владычну Тверской области — туда, где долгие годы после ссылки жил и священствовал ее святой родственник — преподобноисповедник архимандрит Сергий (Сребрянский). — Ред.
Скажу сразу, почему меня — жительницу г. Воронежа, пригласили в эту поездку на освящение храма преподобноисповедника Сергия (Митрофана Васильевича Сребрянского) в село Владычня Тверской области. Нас— шестерых — собрали как родственников семьи Сребрянских: Анатолия Борисовича Сребрянского с женой и сыном, Наталью Анатольевну Сребрянскую — внучатую племянницу отца Митрофана (с монашестве Сергия) с дочерью и меня — Хостник Елену Владимировну — внучатую племянницу матушки — жены отца Митрофана.
Рано утром скорый поезд доставил нас на Павелецкий вокзал города Москвы и через полчаса мы были уже в Марфо‑Мариинской обители. Здесь к нам присоединилась еще одна родственница из Санкт‑ Петербурга Евгения Владимировна Кондакова — дочь внучатого племянника о. Митрофана.
В Марфо‑Мариинской обители нас приветливо встретила матушка Елизавета, познакомила нас с храмом и в целом с частично переданной территорией этого прославленного приюта. В десятом часу, в автобусе нас повезли в Тверскую область в село Владычню.
Здесь долгие до самой своей кончины в 1948 году жил архимандрит Сергий (Сребрянский), приехавший сюда — на родину своей жены — после ссылки. Сейчас во Владычном усилиями сестер Марфо‑Мариинской обители создается детский приют, центром которого и предполагается будет вновь выстроенный храм во имя церковнопрославленного преподобноисповедника Сергия. Итак, мы прибыли в небольшое сельцо через 4 часа езды в автобусе и нашему взору предстал  маленький деревянный, похожий на часовенку храм, построенный всего за 6 месяцев. Недалеко от него были заметны руины разрушенного в советское время Покровского храма и могила настоятеля — отца Владимира, почившего более 100 лет назад. Помолившись в церкви, мы приложились к святыням: иконе с мощами прп. Сергия и кресту, который стоял над его могилой до времени обретения мощей. Святые мощи ныне находятся в одном из соборов г. Твери и открыты для поклонения верующим. Также мы побывали на святом источнике. Место это сестры обители украсили беседкой, и путь сюда выложили камнями. Храмовая дорожка также была красиво устроена. На месте могилы отца Митрофана, на местном кладбище, стоит теперь легкая часовенка. Здесь сохранились могилы монахинь Любови и Надежды — людей духовно близких батюшке.
Село Владычня — родина моих предков. В конце XIX в. В Покровском храме служил мой прадедушка Владимир Алексеевич Исполатовский, получивший этот приход от своего отца. Отец Владимир имел большую семью: пятерых дочерей и троих сыновей. Родители были счастливы, когда их младшая дочь Ольга вышла замуж за Митрофана Васильевича Сребрянского, который готовился стать священником. Он очаровал всех родственников своей добротой, и это чувство любви к нему осталось навсегда. Из личных симпатий к о. Митрофану его именем назвали своих детей брат и сестра Ольги Владимировны. Митрофан Васильевич, как я слышала от мамы, был обаятельным собеседником, он умел слушать, прекрасно говорил, умел утешать, и к тому же был очень красивый. После рукоположения о. Митрофан более 10 лет служил в полковом храме г. Орла. Его проповедь собирала много прихожан. Мама мне рассказала о своей первой встречи с батюшкой. Она пришла в эту церковь маленькой девочкой. Прекрасное убранство, зажженные свечи, пение, торжественное моление, проникающая в душу проповедь так растрогали мою маму —Агриппину Гусеву, что она стала усердно молить Бога о прощении грехов, просить здоровья близким. Отец Митрофан заметил серьезную девочку, поговорил с ней, похвалил за заботу о своих родных и она, ободренная его словами, потом летела сюда на службу как на крыльях.
Постепенно уже в студенческие годы она подружилась с племянницами батюшки, и он не раз за вечерней чашкой чая вел беседы с пытливыми девочками. Потом, с началом русско‑японской войны, как полковой священник. о. Митрофан отправился в действующую армию. Провожал его в путь весь г. Орел со слезами. Об этом времени его пастырства говорит ныне изданная книга дневника о. Митрофана «Дневник полкового священника». Вернувшись с фронта, батюшка продолжал свою службу в полковой церкви г. Орла. Известны его многочисленные благодеяния своим прихожанам, особенно в получении образования. Когда его в 1908 г. пригласила в Москву Великая княгиня Елизавета Федоровна, многие орловчане были очень огорчены предстоящей разлукой. И батюшке нелегко дался этот вынужденный разрыв. На место о. Митрофана в полковой церкви пришел его брат Сергей. К этому времени Агриппина Гусева заканчивала учебу в гимназии и была увлечена медициной. Она написала письмо батюшке и высказала желание быть сестрой милосердия в обители и тот, согласовав все с Великой княгиней Елизаветой, прислал Агриппине приглашение. Так, в 1909 г. она стала сестрой милосердия в Марфо‑Мариинской обители. Училась и трудилась она с упоением, так что даже ее усердие было замечено матушкой Елизаветой. Великая княгиня похвалила девушку и о. Митрофан очень этим был доволен. Через два года Агриппину назначают старшей сестрой милосердия, она стала ближе в матушке. Кроме основного круга послушаний, она выполняла отдельные личные поручения Великой княгини: посещала приюты, лечебницы, бедные семьи, знакомилась с обстановкой, докладывала, а потом сопровождала туда Великую княгиню.
Когда началась Первая Мировая война, обитель стала выполнять функции военного госпиталя для раненных солдат. Сюда приезжал Император Николай II со своей семьей, беседовал с раненными, вручал им награды.
В стенах Марфо‑Мариинской обители мама провела шесть счастливых лет своей жизни. В это время она тесно общалась с женой о. Митрофана Ольгой Владимировной. Она любила маму и нередко приглашала в гости, они беседовали, общались. Здесь, в доме батюшки мама встретила его племянника Владимира Хвостника, студента Московского университета. Молодые люди полюбили друг друга и Владимир, когда заканчивал учебу сделал ей предложение. Против брака очень возражала Великая княгиня, она говорила: «А я думала, ты со временем заменишь меня». Возражал и батюшка о. Митрофан и его жена, но брак состоялся. После венчания молодожены покинули Москву и мама на долгие годы рассталась с «дядей Митрошей», как она его ласково называла.
Я прожила со своими родителями вместе около пятидесяти лет и могу сказать, что имя о. Митрофана — «дяди Митроши», звучало в нашем доме ежедневно. Мама любила рассказывать о своей жизни в обители, о своем детстве в Орле и все время в ее рассказе присутствовал образ батюшки.
 Знания и опыт, полученные в Москве, в обители, помогали маме всю жизнь, а она трудилась до 63 лет. Будучи по специальности фельдшером, в эвакуации на Урале, мама работала врачом, и за самоотверженный труд была награждена Орденом Трудового Красного Знамени. После отъезда из Москвы ежедневное общение с батюшкой сменилось частой перепиской, длившейся десятилетиями. Батюшка писал ей добрые письма, часто вспоминал те хорошие времена, когда они были рядом. Он прошел через многие испытания, но никогда в письмах на это не жаловался.   Маме он писал: «Ты высоко держишь знамя обители». В одном из последних писем он писал: «Часто вспоминаю твою прекрасную работу и жизнь, когда мы вместе трудились с тобой».
В 1948 г. получив первый отпуск за шесть лет, мама поехала во Владычню. Там она быстро нашла домик, где жил батюшка, постучала в закрытую дверь, но ей ответили: «Батюшка болен и никого не принимает». Она назвала себя и просила ему передать.
 Что это была за встреча! Они говорили, говорили, говорили. Их разлука длилась более тридцати лет. Отец Сергий был тяжело болен крупозным воспалением легких, но ни на минуту не отпускал маму ни днем, ни ночью, все время возвращаясь ко времени совместной работы в обители, постоянно вспоминая Великую княгиню Елизавету, посвятившую помощи бедным и делам милосердия всю свою жизнь и принявшую потом такую мученическую смерть.
И «дядя Митроша», уже умирающий, поведал маме о своих планах возрождения обители здесь во Владычном. Да, да — в 1948 году он мечтал открыть и вновь служить милосердию. Батюшка переписывался со многими сестрами и знал, что они в любую минуту готовы опять продолжить свое служение.
 Последние перед кончиной батюшки три дня, мама не отходила от постели дорогого ей человека. После разлуки в тридцать лет, три дня провели они в общении. 5 апреля положение больного ухудшилось и он скончался.
 Весть о смерти разлетелась по всей округе и во Владычню потоком пошли люди. Хоронили архимандрита Сергия несколько священников, множество духовных чад и большое число простого верующего народа из окрестных сел. Шел проливной дождь.
Мечта батюшки возродить Марфо‑Мариинскую обитель сейчас стала явью. Обитель милосердия живет, восстановлено и доброе имя Великой княгини — преподобномученницы Елизаветы. В лике святых как преподобноисповедник прославлен и архимандрит Сергий.
Мы ходим по земле села Владычное, где также ходил этот святой человек, любил эту землю, хотя и был отправлен сюда в ссылку, молился здесь, утешал людей и люди за его любовь отвечали ему любовью. При жизни к нему как к старцу приходило множество людей: за советом, за благословением и наставлением и просто за утешением. Здесь в селе мы побывали в нескольких домах по приглашению людей, и везде мы встречали рядом с иконами в красном углу фотографии батюшки. Его почитали за святого человека еще до прославления. И могилку его посещали постоянно, вплоть до обретения мощей.
 И хотя мало сегодня осталось в селе людей, которые помнят батюшку, село вообще обезлюдело, но все же люди рады, что их священник прославлен в лике святых, построен храм в его честь, написаны иконы с его образом.
Храм, хотя и небольшой, но построен совершенно ясно, с любовью и людьми с умелыми руками. Все здесь напоминает о батюшке, о Марфо‑Мариинской обители. Заходишь, и сразу над дверью находится большая необыкновенная икона: в центре — образ преподобномученицы Вел. Кн. Елизаветы, справа от нее — преподобноисповедник Сергий, слева — преподобномученица Варвара, а чуть ниже — Покровский храм Марфо‑Мариинской обители и тут же группа сестер милосердия. Справа — большая икона прп. Сергия, тут же — святыни, извлеченными из гроба при обретении святых мощей: крест. На аналое икона прп. Сергия с мощами.
В субботу вечером состоялась служба, а после вечерней трапезы мы снова возвратились в храм, где общались со священниками, монахинями, прихожанами церкви, фотографировались на память, и даже не заметили как наступила полночь.
Воскресная служба началась в 8 часов. Проходила торжественно, так как была архиерейской и на нее собралось множества духовенства со всей епархии. Службу вел архиепископ Тверской и Кашинский Виктор. Вместо архиерейского хора пели сестры Марфо‑Мариинской обители, приехавшие из Москвы. Владыка всем прихожанам вручил свечи и они и всю службу молились с зажженными свечами в руках. Я смотрела на большую икону о. Сергия, и мне казалось, что он сейчас здесь с нами, и тоже молится и всех благодарит за молитвы, за память и любовь. Как одно мгновение пролетела литургия, но люди не спешили покидать стены храма.
 Отца Сергия всегда окружали добрые хорошие люди. Мне хочется отметить Леонида Николаевича Пясковского — племянника Ольги Владимировны, супруги о. Сергия. Более 50‑ти лет они были рядом, включая те 15 лет в Марфо‑Мариинской обители, когда все они трудились рука об руку, а Леонид Николаевич в качестве врача. Потом, когда о. Сергий стал жить во Владычне, Леонид Николаевич, приезжал сюда постоянно на день, на два, а потом — на целый отпуск. Бывало, что он приглашал к батюшке опытных профессоров из Москвы для консультаций. Уйдя на пенсию, Леонид Николаевич поселился во Владычне и потом был похоронен рядом со своим любимым «дядей Митрошей».
Не забывала  о. Сергия и его воспитанница — Александра Мартыновна Хостник — Сашенька, как ее называл сам батюшка. Чередуясь в приездах с Леонидом Николаевичем, она также неустанно приезжала сюда и привозила в подарок московские гостинцы. Во Владычне ныне живет постоянно внучка Леонида Николаевича Елена Антоновна Григорьева — внучатая племянница о. Сергия. Мы все побывали у нее в гостях по ее приглашению, она нас тепло принимала и щедро  угощала, а ее маленькие внуки красиво пели церковные песнопения.
 В два часа по полудню мы с большой грустью покидали полюбившееся нам сельцо. А ведь мы успели еще сходить и к святому источнику и на могилку батюшки. Низкий поклон настоятельнице Марфо‑Мариинской обители Елизавете, за столь дорогой подарок, за любовь и тепло, которыми нас во Владычне одарили.
 

Присоединяйтесь к нам

Поиск

Объявления

13.02.2017

При нашем храме проводятся и действуют

 

подробнее

02.11.2016

Приходской дискуссионный клуб

подробнее

11.06.2016

Беседы перед крещением

 подробнее

все объявления


Новости



Календарь



Задать вопрос

Отправить

Создание веб-сайта веб-студия ФЕРТ