Публицистика

Завоеватели Византии

Завоеватели Византии

В начале XIV века турки-османы отторгли от Византийской империи владения в Малой Азии. В 1354 году захватили Галлиполи, в 1362 году – Адрианополь, после чего овладели всей Фракией. Уже в 1365 турецкий султан перенёс в Адрианополь свою столицу. В 1371 году после поражения сербов у Марицы, Сербия, а полсе и Византия признали вассальную зависимость от турок. Правда, в 1402 году в битве при Анкаре среднеазиатский полководец Тимур разгромил турецкие войска, однако этим только отсрочил гибель империи, но не остановил ее. Византийский император, Константин IX Палеолог надеясь на помощь католического запада, совершил роковую ошибку, заключив на Флорентийском соборе в 1439 году унию между Православной и Католической церквами. Он признал главенство папского престола. Но уния не была принята византийским народом. А римский папа не прислал помощи в решающий для Империи момент. Экономический упадок Византии, обострение внутренних противоречий, хищническая политика западноевропейских государств, а главное отступление от православной веры обусловили победу турок. После двухмесячной осады 29 мая 1453 года Константинополь был взят и разграблен армией турецкого султана Мехмеда II.  Впоследствии город был переименован в Стамбул. Любая религия кроме Ислама стала подвергаться самым сильным притеснениям и гонениям. Византийская империя перестала существовать.
Говорят, что некоторые народы являются в руках Божиих бичом, наказывающим непослушных детей за отступление от Истины. Но остаются ли без наказания те, кто подобно бичу наказывают других?!
Завоеватели и разрушители Византии отнюдь не отличались не только благочестием ромеев, которых покорили, но даже элементарными нравственными качествами. Будучи фанатичными приверженцами Ислама, насаждавшими его всеми возможными способами, особенно насильственным; они часто нарушали постановления своей религии, и совершали страшные беззакония не только по отношению к покоренным народам, но даже и в отношении самых близких себе людей. Воистину наказание за свои деяния султаны Османской империи несли в себе. При этом, не только султаны, но и простые турки смотрели на христиан с презрением.
Мехмед II вполне разделял подобные воззрения. Однако, как искусный политик находил, что не выгодно тотчас по завоевании налагать на греков рабство. Прежде необходимо  создать на покоренных территориях государственное управление, инфраструктуру, наладить отношения с западным миром, а потом уже закручивать гайки в отношении приверженцев христианской веры. Он обуздывал свою жестокость, проявляя веротерпимость, по крайней мере, первое время после падения Константинополя. 
Его сын Баязет не церемонившийся со своими единоверцами и единородцами, тем более, не церемонился с христианами. При нем христиане начали испытывать гонения и часто умирали за веру в муках. Его преемник Селим, да и другие султаны после него гнали христиан всевозможными способами, старались насильно обратить их в магометанство или умертвить.
В подавляющем большинстве султаны были корыстолюбивы, безнравственны, трусливы, ленивы и жестоки. Эти качества в той или иной степени разделяли их приближенные визири и паши, старавшиеся править империей от имени султанов, но в своих интересах. Это, в конце концов, привело к падению Османской империи. Она просуществовала значительно меньше Византийской, которую в свое время завоевала.
Пока Султаны покоряли народы и обращали их в свою веру, настоящие враги гнездились в стенах их дворцов. Мехмед II полагал, что наследующий престол султан имеет «право убивать своих братьев, чтобы всемерно обеспечить внутреннее спокойствие» в державе. Он обязывал руководствоваться этим правилом всех последующих султанов. Так многие из них и поступали. Но сначала его внук применил этот принцип в отношении его сына. Селим I, свергнув своего отца Баязида II с престола, заставил выступить его перед толпой. «Я уступаю царство сыну своему Селиму!» – лепетал несчастный гонитель христиан. Однако, купить себе жизнь так и не смог. Такая же участь, то есть гибель от рук сына, постигла еще одного султана Османской империи Ибрахима I. Другие султаны в основном истребляли своих братьев, детей и внуков, да и других родственников, представляющих опасность для их царствования.
Султан Солиман II Великий, узнав, что янычары, на которых традиционно опирались турецкие султаны, благосклонны к его сыну Мустафе, приказал умертвить его прямо у себя на глазах. Другой его сын Баязид, боясь участи брата, оказал отцу вооруженное сопротивление, но, потерпев поражение, бежал в Персию. Однако, это его не спасло. Сулейман заплатил персидскому шаху огромный выкуп только для того, чтобы его второго сына удавили у него на глазах. Потом той же веревкой были удавлены пятеро маленьких детей Баязида. Султан Мурад III, приказал удавить пятерых своих братьев. У самого султана было много детей, и потому его наследник Магомед III приказал удавить перед собой уже 19 своих родных братьев, а также бросить в море беременных жен своего отца.
Это только крайние проявления беззаконий, приверженных Исламу турецких правителей. Здесь можно было бы вспомнить о неистовом разврате, изощренной жестокости, алчности и даже пьянстве, что мусульманам воспрещено. Все это наполняло жизнь султанов, их приближенных, а также всего народа в невыносимую муку, время от времени пожирающую своих несчастных жертв огнем и мечом. 
Другим бичом, карающим турецких султанов, были их телохранители – янычары, уничтоженные только в 1826 году султаном Махмудом II путем страшного кровопролития. По сути, все султаны до Махмуда были заложниками янычар, призванных их защищать. Янычар, кстати, набирали из детей покоренных христианских народов. Еще Мехмед II, наложив на православных патриархов подать – пескезию, платимую патриархами при вступлении на кафедру и хараджу, платимую ежегодно, ввел в практику султаната, так называемый, набор детей. Это тоже имело вид подати – десятины детей. Христианские дети воспитывались в магометанстве, а после становились янычарами или поступали на службу султану. Мехмед II называл янычар дикими зверями своего владычества. Они не только легко расправлялись с врагами султана, но часто вспарывали животы и отрезали головы самим владыкам…
Ежегодно у родителей-христиан отбиралось тысячу мальчиков. Их воспитывали в магометанстве, обучали военному делу и отправляли на службу султану. Янычары не помнили своих близких, не знали своих корней, а потому были обособленным сословием по отношению ко всему остальному миру. Султаны традиционно опирались на янычар, как на залог своего могущества, но, при этом, смертельно боялись своих телохранителей, способных в любой момент их умертвить. Всякого султана, вступающего на престол, янычары непременно облагали данью – «бакшишем», как бы обещая за это не противиться ему при престолонаследии. Если султан не хотел подчиниться этому обычаю его могли ждать большие неприятности. Никто из султанов до 1826 года не посмел отменить этот древний обычай. Селим II, правда, попытался играть с огнем. Янычары предупредили его, что будут ждать у телеги с сеном. Тогда это было непонятно султану, но, через несколько дней, когда султан торжественно въезжал в столицу, процессия неожиданно встала. Поперек дороги стояла телега с сеном. Некоторые из сановников султана попытались навести порядок, но тут же были изрублены янычарами. Процессия продолжилась только после согласия султана заплатить дань. Но так легко договориться с янычарами доводилось далеко не всем.
Жизнь турецких султанов, покорителей христианских народов, была похожа на жизнь жертвенных животных, откормленных для заклания. В любой момент их благополучие могло окончиться самой позорной и кровавой смертью. Так, например, случилось с султаном Османом II. Вечером обычного дня он шел в гарем. Ему оказывали знаки покорности и повиновения, источали льстивые улыбки. Но совсем скоро султану пришлось возвратиться в сопровождении янычар. Окровавленный и избитый, он умолял своих защитников о пощаде, причитал и обещал обидчикам всяческие блага, пока, наконец, удар кривой сабли не окончил его позорных страданий. 
Отец Махмуда II Селим III, в 1806 году попытавшийся устранить институт янычар, был зарублен ими во время восстания. Только через двадцать лет его сын с помощью преданных ему войск расстрелял янычар картечью, уцелевшие попытались скрыться в казармах, но сгорели от время пожара. Оставшиеся и сдавшиеся на милость победителя, были повешены. Так султаны освободились от смертельного страха перед своими телохранителями, преследовавшего их около пятисот лет.
Однако ни султаны, ни, вообще, турки-мусульмане не поняли, что корень всех их зол и бед лежал в порабощении и покорении своему игу христианских народов. Как не понимали этого и другие разрушители христианских держав и империй.

В.М.

Справка:
Мехмед II Фатих (1432-81), турецкий султан в 1444 и с 1451года был третьим сыном Мурада II (1403-51), рожденным от рабыни, христианки греческого или албанского происхождения. После смерти старших братьев-наследников, рожденных от знатных турчанок,  Мехмед был затребован отцом. Ему дали образование и стали готовить к престолонаследию.
С 1448 Мехмед принимал участие во всех важных походах и административных мероприятиях. Когда в феврале 1451 Мурад II скоропостижно скончался в Адрианополе, Мехмед из Малой Азии срочно направился туда, попутно улаживая по-своему различные проблемы, возникающие в связи с передачей власти.
Мехмед II был одним из самых выдающихся правителей государства османов. Он сочетал непреклонную волю и проницательный ум с коварством, жестокостью и необузданным властолюбием. Для достижения своих целей он готов был применить любые средства. Сын одной из наложниц султана, Мехмед II, боялся за свою власть и после смерти отца, прежде всего, устранил возможных претендентов на престол. Он приказал убить своего 9-месячного брата Амурата и несколько других родственников. О жестокости нового султана складывали легенды. После падения Византийской империи, даже туркофилы не чувствовали себя уверенными под властью Мехмеда. Их вождь мегадука Лука Нотара был сперва обласкан турецким султаном. Но после того, как Мехмед потребовал, чтобы Нотара прислал ему своего младшего сына; мегадука ответил, что предпочтет погибнуть на плахе, нежели выдать мальчика на поругание. Нотара был казнен вместе со старшим сыном и зятем, их головы доставлены султану, а тела брошены без погребения. Богатые генуэзские купцы, владевшие квасцовыми рудниками, были захвачены в плен и увезены на турецких кораблях, население обложено поголовной податью, а сто красивейших юношей и девушек преподнесены в дар султану.
Здоровье Мехмеда не было крепким. В тридцать лет он стал чрезмерно полнеть. Слишком увлекавшийся плотскими наслаждениями, султан становился все более и более тучным. В 1479 году, когда Мехмеду было сорок, у него появилась опухоль на ноге, озадачившая врачей. К концу следующего года султан был явно больным человеком.
Весной 1481 года Мехмед переправился со своей армией в Азию и начал продвижение в южном направлении в ходе кампании, назначение которой в соответствии с его привычкой держалось в секрете. Но по пути у Мехмеда началось сильное обострение колита, усилившее проявления подагры и артрита, от которых он мучительно страдал. Частный врач-перс султана дал ему лекарство, оказавшееся неэффективным и которое, как заявили его недруги, было чрезмерной дозой опиума, предписанной по указанию его сына Баязида. Когда Якуб-паша наконец добрался до постели своего господина, он объявил, что эта доза была фатальной. Ничего уже нельзя было сделать. Мехмед Завоеватель скончался 4 мая 1481 года, в час полуденной молитвы. Ему было 49 лет.


Присоединяйтесь к нам

Поиск

Объявления

13.02.2017

При нашем храме проводятся и действуют

 

подробнее

10.02.2017

Страницы Светлой Жизни

 подробнее

02.11.2016

Азы православия

 подробнее

все объявления


Новости



Календарь



Задать вопрос

Отправить

Создание веб-сайта веб-студия ФЕРТ