О вечности

Посмертные искушения тел

Посмертные искушения тел

 

При жизни человека тело неразрывно связано с душой, а душа с телом. Но вот наступает смерть и разлучает их друг от друга. Душа идет в иной мир, а тело остается на этой грешной земле, чтобы со временем превратиться в прах. Душа должна дать предварительный ответ о своих делах совместно с телом. А тело просто ждет всемирного воскресения. Но бывает, что и телу не удается спокойно и мирно ждать.

 
Мало кто знает, что во время Великой Отечественной войны на сверхсекретном поезде тело вождя советского пролетариата Владимира Ильича Ленина, покинув Москву, отправилось в Тюмень. Мозг же, находившийся в склянке с формалином по-прежнему  оставался в Столице. По окончании войны тело Ленина вернули обратно в мавзолей. Благодаря серьезной охране, оно почивало в спокойствии. Однако бывали и покушения: в 1959 году один из посетителей запустил в саркофаг молотком. А в 1973 году его пытался взорвать террорист-смертник. Он погиб, а тело осталось невредимым. Однако, стоит заметить, что до сих пор тело Ильича не обрело своего окончательного пристанища. Земля как будто не хочет принимать то, что ей принадлежит по праву.
 
25 декабря 1977 года умер великий комик Чарли Чаплин. После смерти тело Чаплина было похищено. Его разыскали с большим трудом, после чего родные приняли решение замуровать могилу. Он умер в возрасте 88 лет года в тихом швейцарском городке Веви.
Чаплин всю жизнь шутил над смертью, и она тоже решила над ним посмеяться. Не прошло и месяца после похорон, как некие неизвестные грабители выкопали тело Чаплина и стали требовать за него выкуп. Вдова великого артиста Уна Чаплин отказалась платить. За год до смерти Чарли словно предвидел подобное и строго-настрого наказал ей в случае его похищения не платить выкуп.
Не прошло и двух месяцев после смерти Чаплина, как весь мир облетела сенсация: гроб с телом актера похищен с кладбища.
Некий господин позвонил вдове Чаплина и потребовал денег за возвращение тела. Вдова ответила: «Мой муж обитает на небесах и у меня в сердце». Ей звонили ни много, ни мало 27 раз, пока место звонка не засекла полиция и не вычислила вандалов.
 
Сильные боли, происхождение которых поначалу было неясно, вынуждали Вольтера принимать большие дозы опия. В начале мая, после обострения болезни, доктор медицины Троншен поставил неутешительный диагноз: рак предстательной железы. Вольтер ещё крепился, порою даже шутил, но зачастую шутку прерывала гримаса боли.
Очередной врачебный консилиум, состоявшийся 25 мая 1778 года, предрёк скорый летальный исход. Каждый день приносил больному всё бо́льшие мучения. Порой не помогал даже опий.
Племянник Вольтера аббат Миньо, пытаясь примирить дядюшку с Католической церковью, пригласил к нему аббата Готье и приходского кюре церкви св. Сульпиция Терсака. Визит состоялся днём 30 мая. По легенде, на предложение священнослужителей «отречься от Сатаны и прийти к Господу» Вольтер ответил: «Зачем перед смертью приобретать новых врагов?». Незадолго до смерти он просил: «Ради Бога, дайте мне умереть спокойно».
А когда умер, парижское духовенство наотрез отказалось дать разрешение на его похороны. То же самое вполне могло произойти в любом другом месте, куда привезли бы тело. Понимая это, племянник философа аббат Миньо посадил мертвого дядюшку в халате и ночном колпаке в карету и через двенадцать часов бешеной скачки доставил в Шампань. Здесь Вольтер и был погребен – запрет на захоронение отстал от покойника на сутки. Это то, что касается тела, но помогла ли такая хитрость душе?! При приближении к смерти Вольтер заклинал своего лечащего врача продлить его жизнь хотя бы на полчаса, ибо уже не сомневался в своей страшной загробной участи...
В 1791 Конвент постановил перенести останки Вольтера в Пантеон и переименовать «Набережную Театинцев» в «Набережную имени Вольтера». Перенос останков Вольтера в Пантеон превратился в грандиозную революционную демонстрацию. В 1814 году во время Реставрации ходил слух, что останки Вольтера были якобы выкрадены из Пантеона, что не соответствовало действительности. В настоящее время прах Вольтера всё ещё находится в Пантеоне.
 
Бывший лечащий врач умершего Паганини доктор Лаллеман ввел в мышцы и под кожу, в вены и в артерии худого тела Паганини средство доктора Ганналя. Это был раствор хлористого цинка. Мышцы приобрели естественную округлость, кожа перестала обвисать и морщиться на теле. Телу Паганини не грозило уже разложение, оно могло, постепенно все более и более высыхая, сохраняться, не разрушаясь. Католическая церковь категорически запретила хоронить проклятое тело. Толпа окружила проклятый дом, где лежал демон в цинковом   гробу.   Они   требовали   выдачи   трупа   и   предания его огню.  
Секретные инструкции, протоколы и циркуляры запрещали хоронить покойного Паганини в какой бы то ни было стране, где есть крест Христов.
«Да не будет он предан земле кладбищенской, городской, частной и государственной, помещичьей и крестьянской, дворянской и графской, в лесах и полях, в виноградниках и фруктовых садах, у дворян в имениях или у купцов в городах, где бы то ни было и под каким бы то ни было предлогом, а если тайно это свершится, то да будет прощен от всех грехов тот верный сын церкви, кто выроет это дьявольское тело из земли, и выбросит из гроба, и развеет по ветру».
Сначала цинковый гроб с телом покойного оказался в лазарете на Вилле Франка, в морге для утопленников, рыбаков, убитых, убийц, воров и проституток. Но там оставаться долее двух дней было невозможно. И сын покойного богатейший наследник Ахиллино ездил в Польчеверу около Генуи просить разрешения отвезти отца на знаменитое генуэзское кладбище. Но это было почти смешно, если бы не было столь печально. Начались скитания тела: остров Сен-Фереоль, Бордигера, Сан-Ремо, порт Морис, Савона…
Но синьор Ахиллино Паганини не терял времени даром, он уже обладал купленным маркизатом, он – эччеленца, он стал одним из лучших знатоков канонического права во всей Италии.
Церковь «Стекката» в 1853 году вознесла молитву об отпущении грехов неслыханному грешнику. Миллион сто тысяч франков потекли золотым потоком по каналам консистории римской апостолической курии. Наконец Ахиллино Паганини обратился к римскому первосвященнику с просьбой о выяснении загробной судьбы отца. И… римский папа, отвергая предшествовавшие постановления, потребовал, чтобы два каноника, определили, насколько был повинен в ересях безвестный и презренный скрипач покойный отец, маркиза Ахилло Паганини. Это сделано ради сына, знаменитого Ахилло Паганини, верного сына церкви, каноника часовни «Стекката» в Парме, архидиакона Римской церкви.
– Это пустая форма,– говорили маркизу Ахилло.
Однако эта пустая форма растянулась на двенадцать лет. Синьора Паганини к этому времени раза три-четыре зарывали в землю и выкапывали обратно. И пока два каноника ездили по всем городам, где давал концерты покойный скрипач, синьор Ахилло успел покрыться сединой и морщинами.
В 1876 году из склепа на вилле Полеври гроб тайком перенесли в Парму, где впервые поставили в каменном склепе на кладбище. Но прошло еще семнадцать лет, прежде чем римский папа разрешил предать это тело земле. Только в 1896 году владелец виллы Района въехал – в цинковом гробу – в свое имение.
Погребение совершилось через пятьдесят шесть лет после смерти.
 
Знаменитый испанский конквистадор Кортес, уничтоживший множество ацтеков и их правителя Куаутемока после смерти, также как и при жизни, долго путешествовал через океан от одного материка к другому Его многократно хоронили, но всякий раз ненадолго…
В 1541 г. очередной судебный процесс, связанный с превышением полномочий, вынудил Кортеса возвратиться в Испанию. Положение его изменилось: ему едва удалось добиться королевской аудиенции. Легенда гласит, что затёртый в толпе придворных, Кортес прорвался, и повис на подножке королевского экипажа. На возмущённый вопрос короля: «Кто вы такой?», Кортес ответил: «Я — человек, который подарил Вашему Величеству больше стран, чем ваши предки оставили вам городов!»
В 1541 г. по приказу короля Кортес присоединился к походу генуэзского адмирала Андреа Дориа для покорения Алжира. Кортес попытался захватить алжирского пашу Хайретдина Барбароссу, но сильный шторм едва не погубил весь испанский отряд. Поход оказался крайне неудачным в военном отношении, и оставил Кортесу много долгов, ибо он снаряжал экспедицию на собственные средства. В 1544 г. Кортес даже подал иск королевскому казначейству, но судебные разбирательства тянулись до 1547 г. и не дали результатов. Кортес пытался вернуться в Мексику, но заразился дизентерией, и скончался близ Севильи, 2 декабря 1547 г. в городке Кастильеха-де-ла-Куэста в возрасте приблизительно 62 лет. Все эти годы Кортеса сопровождал священник Франсиско Лопе де Гомара, ставший его духовником, и записывавшим воспоминания завоевателя и гостей, его навещавших.
В завещании, Кортес просил похоронить его в Мексике, а также изъявлял желание придать законный статус его детям-метисам от индейских наложниц, включая первенца — Мартина Кортеса, рождённого от Малинче. Это было исполнено.
Кортес завещал похоронить его в госпитале Иисуса Назарейского в Мехико. Всего останки его перезахоранивались не менее 8 раз. С 1547 по 1550 г. он покоился в Севилье, в монастыре Сан-Исидоро, в склепе герцогов Медина-Сидония. В 1550 г. останки были перемещены, но остались в монастыре. В 1566 г. прах Кортеса был перенесён в Мексику, в Тескоко, где вместе с останками его дочери покоился до 1629 г. С 1629 по 1716 г. Кортес покоился в монастыре Сан-Франсиско на главной площади Мехико. Из-за ремонтных работ, прах был перенесён ещё и в 1716 г., и только в 1794 г. завещание Кортеса было исполнено. В 1823 г. в Мехико была развёрнута кампания за уничтожение останков Кортеса, и 15 сентября 1823 г. надгробие было демонтировано, но прах остался на месте. В 1836 г. останки были перенесены в специальную крипту в том же месте. В 1947 г. останки были вскрыты, и исследованы в Национальном институте антропологии. В последний раз его перезахоронили в 1981 г., после угрозы индейской националистической группы уничтожить останки. С тех пор, по приказу президента Лопеса Портильо, место захоронения Кортеса засекречено.
 
Меж тем, перезахоронения – это еще цветочки по сравнению с физическим насилием над покойниками. В конце IX века папский престол в Риме занимал епископ Формоза. Когда он умер, новый папа Стефан VI решил судить своего предшественника. Через несколько месяцев после кончины Формозу вырыли из могилы, одели в папские одежды, посадили на трон и подвергли суду.
Так называемый Трупный синод (synodus horrenda – жуткий синод) – церковный трибунал над эксгумированным трупом папы Формоза состоялся в январе 897 года в Латеране. Это событие, одно из самых неоднозначных в истории папства, вызвало раскол в церкви и дестабилизировало римский понтификат на рубеже IX и X столетий.
В IX-X вв. папство переживало тяжёлый политический и нравственный кризис.
За 93 года с 872 по 965 гг. на папском престоле сменилось 24 понтифика. В среднем, каждый понтификат длился три-четыре года.
Папа Формоз (891-896 гг.), в 892 г. короновав под принуждением императора Ламберта Сполетского, предпринял попытку противопоставить его влиянию одного из последних Каролингов, Арнульфа Каринтийского. Он призвал Арнульфа в Рим, венчал его на императорский трон и пытался склонить к вторжению во владения маркграфов сполетских. По дороге в Рим Арнульф успел осадить Павию и вытеснить оттуда Ламбертова отца Гвидо III, коронованного императором ещё предшественником Формоза.
Гвидо умер, пытаясь мобилизовать своих сторонников в Ломбардии. Несмотря на многообещающее начало, скоропостижная болезнь и смерть как Арнульфа, так и Формоза положила конец их антигвидонидским предприятиям.
После смерти Формоза сторонники Гвидонидов устранили его преемника Бонифация VI (896 г.) и поставили папой молодого Стефана VI (896-897 гг.), отпрыска Сполетского дома. В январе 897 г. в Рим прибыли Ламберт и его кузен Гвидо IV. Предполагается, что именно они потребовали эксгумировать труп, умершего за девять месяцев до этого Формоза, и предать его суду. Стефан VI и сам был заинтересован в объявлении постановлений Формоза ничтожными, ибо среди таковых оказывалось и его решение о назначении Стефана епископом Ананьи (дело в том, что Никейский собор запрещал епископам переходить с кафедры на кафедру; соответственно, римским епископом не мог быть избран епископ другого города).
Судебное заседание, подобного которому не сыскать в анналах «вечного города», развернулось в Латеранской базилике. Папа велел посадить на трон полуразложившийся труп своего предшественника и подверг его посмертному допросу, в ходе которого за покойника отвечал, подражая его голосу, спрятавшийся за троном дьякон. Формозу вменялись следующие обвинения: вероломство, переход с одной епископской кафедры (Порто) на другую (Рим) в обход установленного Никейским собором запрета, а также совершение им, мирянином, религиозных таинств. Кроме того, Формозу ставилось в вину венчание на царство «незаконнорожденного» Арнульфа при жизни законных императоров Гвидо и Ламберта.
По итогам синода избрание Формоза было объявлено недействительным, его указы отменены, а пальцы, которыми он совершал крестное знамение, были отрублены. Тело Формоза, лишённое одежды, без каких-либо знаков папского достоинства, проволокли по улицам «вечного города» и закопали в братской могиле для чужеземцев. Позднее оно было выкопано (вероятно, кладбищенскими ворами, ожидавшими богатой поживы) и с прикреплённым грузом сброшено в Тибр.
Во время глумления над трупом Формоза Латеранский храм потрясло землетрясение, что вызвало его частичное обрушение. Это знамение пробудило в римлянах благоговейный ужас и возбудило всеобщее негодование против оскорбителей Формоза. Пошли слухи, что выловленное из Тибра тело понтифика стало творить чудесные исцеления.
Римская чернь взбунтовалась, папа Стефан VI был заточён в темницу и там удавлен, его преемник Теодор II реабилитировал Формоза и с почестями перезахоронил облаченное в папские ризы тело понтифика. Годом позже папа Иоанн IX с одобрения Ламберта Сполетского запретил впредь судить покойников, подверг Трупный собор формальному осуждению и велел сжечь все относящиеся к нему документы.
 
А вот с телами Александра Македонского и Горацио Нельсона обращались куда бережней.
Александр Македонский умер, когда достиг вершины могущества, став властителем огромной греко-македоно-персидской империи.
Он еще собирался покорять себе народы, он еще стремился к мировому владычеству, но смерть уже стояла рядом. Это случилось в 323 году до н.э., когда император был с армией в Вавилоне и готовился к новым походам. Время от времени он пировал с приближенными, видимо, собираясь наслаждаться жизнью до старости. Тогда ему было всего 33 года. После одного из пиров, у Александра начался жар. На следующий день приступ болезни повторился. Вероятно, это было воспаление легких или тропическая малярия.
На следующий день «Александр смог принять ванну, и принести жертву богам... – повествуется в его жизнеописании, – Затем он принял флотоводца Неарха и подтвердил, что все остается в силе, как было определено ранее: через три дня флот выходит из гавани. Неарх долго просидел у царя, но в кости они не играли. Они говорили об их общих планах, об исследовательских экспедициях в океане. Сила духа должна была помочь царю побороть слабость тела и страшный недуг».
Но следующий день принес с собой третий приступ невероятной силы. По-видимому, он и был решающим для исхода болезни. После последующей ночи вновь начался жар. Чтобы хоть как-то его умерить, больного перенесли в беседку на берегу пруда. Собрав всю свою железную волю, Александр вновь совершил жертвоприношение. Когда жар спал, он собрал военачальников, дал приказ наступать, говорил даже о новых назначениях в армии. Но … вечером 28 десия по македонскому календарю, то есть 13 июня 323 года, владыка могущественной империи, завоеватель многих народов Александр Македонский все-таки умер. Перед смертью он оказался также бессилен, как и последний из его рабов.
По современным представлениям Александр умер от малярии. Смерть произошла внезапно, во время стоянки в Вавилоне перед новым походом. По одной из версий организм царя, ослабленный ежедневными приступами малярии, не смог сопротивляться сразу двум болезням; второй болезнью было либо воспаление легких, либо вызванная малярией скоротечно протекающая лейкемия (белокровие). По другой версии, Александр заболел Западно-нильской лихорадкой. Были также версии об отравлении царя Антипатром, которого Александр собирался сместить с поста наместника Македонии, однако никаких доказательств этому нет.
Зато есть сведения, что приближенные великого полководца древности, умершего в жарком климате Вавилона, везли его тело на родину в бочке с медом. Александр Великий перекроил карту мира, а после его смерти империю Александра растащили на удельные государства его военачальники, получившие название диадохи. Эллинистический мир вступил в полосу войн диадохов, закончившуюся со смертью последних из «наследников» в 281 до н. э.
На македонский престол диадохи возвели сводного брата Александра, Арридея, ставшего царём-марионеткой под именем Филиппа III. Через месяц после смерти Александра жена Роксана родила сына, также названного Александром, который стал формальным соправителем Арридею. Из-за великой славы отца среди македонян Александра убили в 14-летнем возрасте вместе с матерью. Тогда же убили и Геракла, внебрачного сына Александра от наложницы Барсины. Ещё раньше были убиты Арридей и Олимпиада, мать Александра Великого.
Диадох Птолемей завладел забальзамированным телом Александра Великого, перевёз его в 322 до н. э. в Мемфис, затем в египетскую Александрию, где соорудил для него усыпальницу.
Спустя 300 лет тела Александра коснулся 1-й римский император Октавиан, неловким движением отломив нос у мумии. Последнее упоминание о мумии Александра Великого содержится в описании похода римского императора Каракаллы в Александрию в 210-х годах. Каракалла возложил свою тунику и кольцо на усыпальницу великого завоевателя. С той поры известия о судьбе мумии отсутствуют.
 
Адмирала Нельсона, который погиб во время Трафальгарского сражения, доставили в Англию в бочке с коньяком. Адмирал был похоронен в Вестминстерском аббатстве, а коньяк – выпит друзьями за упокой его души.
В сентябре 1805 года эскадра Нельсона заблокировала франко-испанский флот в Кадисе, а 21 октября разгромила его в Трафальгарском морском сражении, в котором Нельсон был смертельно ранен французским снайпером в первый день битвы, при наступлении на объединенные силы французского и испанского флота.
Тело Нельсона доставили в Лондон и 9 января 1806 торжественно похоронили в соборе святого Павла. Труп адмирала везли в Лондон в бочке с бренди. Отсюда возник миф, что якобы моряки тайком от начальства через соломинки отпивали из этой бочки. Это маловероятно, ведь тело покойного круглосуточно охраняли.
 
 
Владимир Малышев
 
 
Использованы материалы: Юлия Курага «И после смерти нет покоя…», Анатолий Виноградов «Осуждение Паганини», Александр Кан, «Великий изгнанник» Би-би-си Среда, 25 декабря 2002 г., 11:03 GMT 14:03 MCK, Энциклопедия Википедия, Project by Alex V. Korostelyov 1999-2001, С. Шахрад "Тайны Ватикана",Wikipedia.
 
 

Присоединяйтесь к нам

Поиск

Объявления

13.02.2017

При нашем храме проводятся и действуют

 

подробнее

10.02.2017

Страницы Светлой Жизни

 подробнее

02.11.2016

Азы православия

 подробнее

все объявления


Новости



Календарь



Задать вопрос

Отправить

Создание веб-сайта веб-студия ФЕРТ