Для неофита

О смерти и поминовении усопших

 

О смерти и поминовении усопших
Настаёт час, когда наши близкие покидают этот мир, и в мгновения расставания как никогда бывают нужны дополнительные силы и поддержка. Православная Церковь, провожая усопшего в последний путь, наставляет своих чад в том, как должно воспринимать смерть человека.
 
Лежит бездыханное тело, человек без человека, части тела без духа; ему кричат, а он не отвечает, его зовут, а он не слышит; лежит с бледным лицом, с измененным видом, в котором выражается сама смерть; вспоминаются его отношения с другими, его приятнейшие слова, долговременное общение с ним. Это извлекает слёзы, вызывает рыдание и повергает душу в глубокую печаль. Против столь сильного оружия скорби надобно поставить мысль, что всё, рождающееся в этом мире, должно умереть. Это закон Божий и неизменный приговор, изречённый праотцу рода человеческого после его грехопадения: «прах ты и в землю возвратишься» (Быт.3,19). Ты должен знать, что Господь, Который дал тебе эту радость общения может дать и другую - лучшую; и Тот, Кто доставил тебе такое знакомство, имеет достаточно силы вознаградить тебя другим образом. Ты должен думать о пользе умершего, может быть, это для него полезнее, как написано: «восхищен, чтобы злоба не изменила разума его; душа его была угодна Господу, потому и ускорил он из среды нечестия» (Прем.4,11-14). Опять и опять я повторю слова: печаль мирская производит смерть. Чрезмерная печаль обыкновенно доводит или до сомнения, или до пагубного богохульства.
Праотцы плакали, и Моисей, раб Божий, и многие пророки, особенно же праведнейший Иов, когда разодрал свою одежду по случаю смерти сыновей (Иов.1:20). Не я запрещаю оплакивать умерших, а просветитель народов - апостол (Павел), который говорит: «не хочу же оставить вас, братия, в неведении об умерших, дабы вы не скорбели, как прочие, не имеющие надежды» (1Фес.4,13). Они справедливо плакали, потому что еще не приходил с небес Христос, Который осушил этот источник слез Своим Воскресением. Они справедливо плакали, потому что смертный приговор оставался еще в силе. Они справедливо проливали слезы, потому что еще не было проповедано о воскресении. Симеон, ветхозаветный святой, прежде беспокоившийся о своей смерти, после того, как принял на руки Господа Иисуса еще младенцем во плоти, с радостью приветствует свою кончину и говорит: «ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко, по слову Твоему, с миром, ибо видели очи мои спасение Твое» (Лк.2:29,30). Итак, древние имели свои нравы и свою немощь, как жившие прежде пришествия Христова. Но когда «Слово стало плотию, и обитало с нами» (Ин.1,14), когда приговор, изреченный первому Адаму, был разрешен последним Адамом (Христом), когда Господь разрушил нашу смерть Своею смертью и воскрес из мертвых в третий день, то смерть уже стала не страшна для верующих; не страшен запад, когда пришел Восток свыше.
Сам Господь, Который не может говорить лжи, взывает так: «Я есть воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек» (Ин.11,25-26). Ясно говорит божественное изречение, что верующий во Христа и соблюдающий заповеди Его, хотя и умрет, будет жив. Апостол Павел предлагал такое увещание: «не хочу же оставить вас, братия, в неведении об умерших (в Ц.-сл. усопших), дабы вы не скорбели» (1Фес.4,13). О, дивное изречение апостола! Еще прежде, нежели изложил свое учение, он одним словом уже проповедует воскресение. Он называет умерших усопшими для того, чтобы, выражаясь о них как о спящих, сделать несомненным их будущее воскресение. Не скорбите, говорит, о усопших, как прочие. Пусть скорбят те, которые не имеют надежды, а мы, чада упования, будем радоваться. В чем состоит наше упование, он сам напоминает в следующих словах: «если мы веруем, что Иисус умер и воскрес, то и умерших в Иисусе Бог приведет с Ним» (1Фес.4,14).
Каковы будут воскресшие из мертвых? Послушай самого Господа твоего, Который говорит: «тогда праведники воссияют как солнце в Царстве Отца их» (Мф.13,43). Тогда тело не будет бояться тления, не станет страдать ни от голода, ни от жажды, ни от болезней, ни от несчастных случаев, потому что там надежное спокойствие и прочная безопасность жизни; там иная слава - небесная, и тамошняя радость не будет иметь недостатка.
И не говорю, чтобы иной наложил на себя руки или умертвил сам себя вопреки воле Творца Бога, но хочу сказать, чтобы каждый, когда позовут туда его самого или ближнего, с радостью и веселием и сам шел, и других идущих приветствовал.
Все ваше сомнение касается телесного состава. Для некоторых кажется невероятным, чтобы тело, обратившееся в прах, могло снова восстать, снова ожить. А касательно души никто из людей не может сомневаться: о бессмертии души не разногласят даже и философы, хотя они были язычниками. В самом деле, что такое смерть, как не отделение души от тела? Когда отделяется душа, которая всегда живет и умирать не может, так как она произошла от дуновения Божия, то умирает только одно тело, потому что у нас одна часть смертна, а другая бессмертна.
Скажи же мне, человек, чем ты был прежде своего зачатия в утробе матери? Ничем, конечно. Бог, сотворивший тебя из ничего, не удобнее ли может воссоздать тебя из чего-нибудь? Поверь мне, легче будет обновить уже прежде бывшее Тому, Кто мог сотворить и то, чего не было. Кто повелел тебе в утробе твоей матери произрасти из капли безобразной жидкости и облечься нервами, жилами и костями, Тот, поверь мне, в состоянии, будет родить тебя снова из утробы земной.
Богом обещано воскресение, и, утвердившись в вере, перестань бояться смерти. Кто ещё боится её, тот не верует, он впадает в неисцелимый грех, представляя Бога или бессильным, или лживым. Как можно подвергать сомнению воскресение мертвых, имеющее так много свидетелей, не отказывавшихся ни от смерти, ни от мучений, ни от крестов. Святые мученики имели твёрдую надежду воскресения, они смогли сохранить настоящую жизнь, потеряв жизнь временную, приобрели вечную, оставили землю, поселившись на небе.
Какое место сомнению, братие? Может ли оставаться страх смерти? Не будем скорбеть и оплакивать любезных нам, которые прежде нас отходят к Господу. Мы, живущие под благодатью, имеющие верную надежду воскресения, почему так упорно оплакиваем своих мертвецов по примеру язычников, поднимаем безрассудные вопли, как бы в некоторого рода опьянении разрываем одежды, обнажаем грудь, поем пустые слова и причитания около тела и гробницы усопшего? Для чего, наконец, окрашиваем платье в черный цвет, если только не для того, чтобы не только слезами, но и самою одеждою показать себя поистине неверующими и жалкими? Все это, братие, должно быть чуждо нам и непозволительно, а если бы и позволительно, то неприлично. Если бы даже и действительно была такая печаль, то и в таком случае следовало бы в безмолвии умерять скорбь рассудительностью, а не разглашать о ней с душевным легкомыслием.
Но кто освящен благодатью Крещения, верует, исполняет Заповеди Божии, честен по поведению или неизменен в невинности, того надо ублажать, а не оплакивать, тому надо завидовать, а не скорбеть, впрочем, завидовать умеренно, так как мы в свое время сами последуем за ними.
Итак, верующий, отри слезы, удержи вздохи, прекрати рыдания и вместо этой печали прими на себя спасительную печаль, которую блаженный апостол Павел назвал печалью ради Бога, которая доставляет верное спасение, т.е. раскаяние в сделанных проступках (2Кор.7,10). Испытай свое сердце, спроси свою совесть, и если найдешь что-нибудь, требующее покаяния, а ты найдешь это как человек, то вздыхай при исповедании грехов, проливай слезы в молитве, сокрушайся об истинной смерти, о наказании души, сокрушайся о грехе; и не страшись разрушения этого тела, которое в свое время, по повелению Божию, обновится к лучшему.
Поэтому, чтобы нам воскреснуть не для осуждения, перестанем скорбеть о смерти, а примем на себя печаль раскаяния, позаботимся о добрых делах и о лучшей жизни, будем думать о прахе и умерших для того, чтобы помнить, что и мы смертны, и чтобы при таком воспоминании нам не пренебрегать своим спасением, пока есть время, пока еще возможно, будем приносить лучшие плоды и исправляться. Если же мы согрешили по неведению или если день смерти застигнет нас нечаянно, будем молить Создателя, чтобы нам не пришлось искать времени для покаяния, и не находить его, просить милости и возможности загладить грехи, и не получить желаемого.
В том и состоит сущность христианской веры, чтобы ожидать истинной жизни по смерти, надеяться на возвращение после исхода. Будем с верою воздавать благодарность Богу, даровавшему нам победу над смертью чрез Христа Господа нашего, Которому слава и держава ныне и во веки веков. Аминь.
 
Из Слова святителя Иоанна Златоуста «Об утешении при смерти»

Присоединяйтесь к нам

Поиск

Объявления

01.08.2017

2 августа на Ваганьковское кладбище состоится панихида по протоиерею Валентину Амфитеатрову

 подробнее

13.02.2017

При нашем храме проводятся и действуют

 

подробнее

10.02.2017

Страницы Светлой Жизни

 подробнее

все объявления


Новости



Календарь



Задать вопрос

Отправить

Создание веб-сайта веб-студия ФЕРТ