Жизнь прихода

Без храма тяжело

Без храма тяжело
 
К двадцатилетию прихода
 
Беседа с отцом  пятерых детей, прихожанином Сазоновым Максимом Александровичем
 
 Хожу в очаковский храм около 15 лет. Мы пришли сюда с моей супругой еще до нашей свадьбы, когда мы только встречались. Отец Валерий (он был тогда старостой) объяснил все необходимое  в ответ на наш вопрос: «как подготовиться к венчанию?». И мы поняли, что для венчания нужно не только выполнить ряд каких-то единовременных предписаний, но следует начать церковную жизнь. В храме нам понравилось, и мы остались, венчались, стали  воцерковляться,  крестили  здесь своего первенца и последующих детей. В очаковский храм мы пришли, не имея  вообще никакого духовного опыта, это был наш первый храм, поэтому все, что мы имеем, мы имеем, благодаря ему. Мы узнали, что такое духовник, духовные вопросы, решаемые только в храме и через храм; также наши дети, когда подросли, стали ходить в воскресную школу, стали приобретать свой опыт. Самое главное из приобретенного здесь за 15 лет, то, что мы продолжаем ходить в этот же храм, без храма уже тяжело, неприемлемо жить вне норм, которые храмы нам дал: жить без поста и молитвы. Неважно,  где ты находишься, где трудишься, но везде ты помнишь, что стоишь на фундаменте храма, на посте и молитве. Это самое основное.
Какое значение имеет для тебя приходское общение?
Это тоже  важно. Ты находишь здесь людей с такими же взглядами, как у тебя, и мы понимаем друг друга, нам есть о чем поговорить. Человек делится своими впечатлениями о паломнической поездке, и ему и нам ясно, мы говорим на одном языке, понимаем друг друга с полуслова. Плюс у многих молодых прихожан – многодетные семьи, и нам есть о чем и здесь поговорить, что обсудить. Важна и помощь друг другу.
Изменился твой круг чтения?
Читаю не очень много, нет времени, а может, по лености. Я люблю читать в тишине, покое, не наспех. Читаю на работе Евангелие. Но читать однозначно стали меньше. Причина этого может быть в том, что все кругом становится электронным, в том числе и книги, а это само по себе отбивает охоту читать, хотя можно было бы взять для чтения и неэлектронную книгу, но уже и не хочется, нет уже такой тяги к чтению. Вместо книг многие сейчас читают что-то более мелкое – газеты, журналы, а это не такое уж серьезное чтение.
Самые важные результаты приходской деятельности...
Думаю, что очень все изменилось. Но самое важное, что все выросли во что-то новое, значительное: некоторые стали священниками (а это происходило на наших глазах!), дьяконами, другие ушли в монашество, третьи трудятся алтарниками. А как значительно увеличился за это время  наш приход! У нас небольшая по размерам церковь, она рассчитана на довольно скромное число прихожан, но здесь образовался крупный приход, более подходящий для какого-нибудь значительного по размерам храма. Значит, люди собрались в очаковском приходе вопреки обычным обстоятельствам: я хожу сюда, потому что здесь не только хорошо служат, но и удобно, не тесно. Сюда ходят потому, что всех настолько устраивает служба и священники, что люди готовы терпеть некоторые неудобства от тесноты и не искать другого храма. За двадцать лет у семейных пар очаковских прихожан  родилось много детей, трудно даже сосчитать сколько, разве это не достижение прихода? В приходе нет проблем с демографией, здесь рождаются дети в обычных, со средним достатком семьях,  и нашему государству стоило бы спросить у таких вот приходов, как ему приумножить население страны. Я равняюсь на нашего прихожанина Виктора Волкова, у них – девять детей и на очереди – девятый. Живут они в построенном недавно доме, рядом с Переделкино. И вижу, поскольку общаюсь с Виктором, все у них в доме мирно, все по православному, а трудности и какие-то отдельные проблемы, у кого их нет. То есть дело  не в количестве детей, как какой-то спортивной самоцели, а в правильном устроении жизни. Дети и отношение к ним, к их воспитанию – это вытекает одно из другого, и только так начинаешь понимать, что все жизненные трудности с Богом преодолимы. Так жили наши предки, так постепенно начинаем жить и мы. В постепенности,  в подчинении воле Божьей в семейной жизни мы уходим от страха человеческого: ах, шесть детей да как же их родить, да как же их прокормить, да как же их воспитать, да как их научить. И таких вопросов, возникающих от человеческого страха, может быть немало.
Насколько храм понятен детям?
Я могу понять детей, их настроения, потому что, если уж взрослым трудно стоять и молиться, то насколько труднее это детям, при их энергии, неусидчивости, чисто возрастных особенностях. Но равнодушие детей к службе, отчасти, и вина родителей, как мне кажется, которые не сумели хотя бы небольшую искру донести до своего ребенка. Тут ведь нужно, поначалу, очень немного, только небольшая искра, нужно постараться. Все дело в этом. Ребенок в любом случае не усвоит всей глубины богослужения, но что-то он вполне готов усвоить. В том же посте, он не так будет страдать от отсутствия мяса, как от воздержания от конфет, сладкого, мультиков. Ребенок – человек еще очень особенный и надо это учитывать, не потакать его «особенностям», но и не игнорировать их совсем, скорее потихоньку пробиваться к его душе, потихоньку вселять в нее веру. Неприемлемо одно – превращение храма в детскую православную площадку, это надо обязательно пресекать и осознавать зазор допустимого и недопустимого. В крайнем случае, их просто надо удалять даже за пределы предхрамовой площади куда-нибудь на второй этаж воскресной школы, но только, чтобы в храме и рядом с ним не было криков и детской карусели.
Какую роль играют монастыри в твоей духовной жизни?
Для меня монастырь имеет серьезное значение. Наша дача расположена возле Колоцкого женского монастыря. Я вижу там молодых девушек, которые сознательно выбрали особый  путь в жизни, я вижу, как они относятся к монашеству. Мы познакомились с обитателями монастыря, и я был удивлен их отношением к людям. Они заботятся о всех, кто пришел сюда помолиться или просто зашел: все приглашаются на трапезу. Мы пришли в первый раз на службу и, тем не менее, нам предложили после окончания богослужения остаться на трапезу. Такое внимание. Или в другом месте в Мордовии я был на соревнованиях и мы с ребятами пришли в женский Пятницкий монастырь поставить свечи, посетить святой источник, купальню. И там с нами беседовала монахиня, всего полчаса продолжалась эта беседа, но она была настолько глубокой, всеобъемлющей. Она сказала как будто бы обо всем: о 8 марта, что это плохо, что мы просим Бога, а потом не благодарим Его, и многое другое. Она задавала вопросы и отвечала на них, а мы, не отрываясь, слушали и слушали ее. И готовы были и дальше слушать, настолько духовно емкой и интересной была эта беседа. Ясно было, что человек не только думает и знает то, о чем она говорит, но и живет этим, это ее духовный опыт. Мы были ей очень благодарны за такое внимание к нам.  
Что тебе интересно из внебогослужебной деятельности прихода?
Мне интересно то, что я бы мог дать приходу, скажем, внести свою лепту в военно-патриотическое воспитание, готов профессионально помочь в конкретной спортивной области. Даже свое отношение к семье и опыт большой семьи сделать отдельной воспитательной областью. Многие наши православные мальчишки и девчонки очень нуждаются в таких беседах, потому что порой их знание о семье не просто ложное, но очень наивное. Это было бы, я считаю, очень полезным делом, что-то вроде приходского клуба для многодетных, который бы проводил свои заседания для всех прихожан, где люди бы делились опытом, отвечали бы на вопросы, открыто разговаривали с молодежью по столь важному вопросу,  как православная семейная жизнь. Из практической области я готов помочь развивать спортивную жизнь (самбо, промышленный альпинизм) в приходе, ведь спорт – это не только здоровый образ жизни, но это еще и близкие к духовным приоритетам вещи – дисциплина, самоограничение, это важная форма, закаливающая волю человека. При этом и здесь ты должен быть с Богом. Мой старший сын никогда не выходит на соревнование без того, что бы не перекреститься, и после окончания соревнований, без благодарственной молитвы. И он чувствует помощь Божию, он знает, что Господь, как Отец Небесный, печется о нем, и это ее необыкновенно укрепляет духовно. Несомненно, при всем разнообразии этой деятельности прихода, необходимо и дальше расширять. Социальная деятельность требует, на мой взгляд, корректировки: больше внимания уделять приходу, приходской территории в узком смысле, оказывать помощь престарелым, многодетным, нуждающимся. Более целенаправленно и более кропотливо вести эту работу: иметь информационную базу в приходе об этих категориях и далее — найти людей, ответственных за конкретную работу. Чтобы  трудилось на этом важнейшем направлении большее число людей.
Какие традиции прихода тебе близки?
Мне по душе праздничные застолья в дни приходских праздников. Когда я начинал ходить в храм мне  этот обычай был очень и очень по душе. Конечно, и сейчас для меня важна эта традиция, но я к ней привык, она уже так не удивляет, хотя по-прежнему согревает сердце, потому что от нее веет таким душевным теплом, таким вниманием настоятеля к прихожанам, прихожан друг к другу, и все это так по-челочечески, по-церковному и по-православному  - поздравлять друг друга не только за богослужением, но и за общим праздничным столом!
Хорошей традицией считаю «детские молебны» перед началом нового учебного года, и дети, по-моему, уже по‑хорошему привыкли к этой традиции, ценят ее. А значит, традиция пустила корни.
 
Беседовал О.В. Кириченко

 


 

 

Присоединяйтесь к нам

Поиск

Объявления

13.02.2017

При нашем храме проводятся и действуют

 

подробнее

10.02.2017

Страницы Светлой Жизни

 подробнее

02.11.2016

Азы православия

 подробнее

все объявления


Новости



Календарь



Задать вопрос

Отправить

Создание веб-сайта веб-студия ФЕРТ