Жизнь прихода

Жизнь изменилась

Жизнь изменилась
 
Беседа с Колесниковой Людмилой Михайловной (работником церковного магазина)
 
В храме я с 1993 года. Поначалу привела в воскресную школу ребенка, а потом и сама стала ходить в храм. Первые занятия воскресной школы проходили в доме культуре, находившемся  неподалеку отсюда, на бугорчике. Занятия там вели Нина Михайловна (ныне монахиня Миропия) и Саша.  Я с удовольствием слушала все, о чем они рассказывали, а в воскресные дни стала посещать храм и причащать ребенка.  Именно беседы в воскресной школе привили мне интерес к Церкви.  Также нас возили в небольшие паломничества, что было очень важно. Мы ездили не на заказных автобусах, как сейчас, а своим ходом: на электричках, рейсовых автобусах, метро. Все вместе это и воспитывало, и объединяло. Так постепенно   я и влилась в наш приход и осталась здесь.
Какой опыт вы здесь приобрели за эти 20 лет?
У меня жизнь вообще поменялась на 180 градусов. Не только у меня, но и у всей моей семьи. Весь уклад поменялся. Хотя  в храм хожу только я одна. Все мы избавились от многих грубых грехов, по сравнению с прошлой жизнью, теперешняя наша жизнь, просто земля и небо. Так все изменилось. Если бы я не пришла в храм, я вообще не знаю, какой бы теперь была моя жизнь и всей семьи. Поэтому считаю, что здесь я приобрела самый важный в жизни опыт, опыт жить, как должно. Я увидела воочию, как Бог Сам может влиять на людей, менять их, устраивать все к лучшему, к доброму. Первые три года воцерковления — это время какого-то взлета, словно тебе и делать ничего не надо, только веруй; время благодати, радости, воодушевления, и всего этого  столько, что хватает не только на тебя, но и на близких. Я от чего-то отказывалась, в чем-то себя ограничивала, они все это видели, иногда говорила о каких-то вопросах веры. Все значительные изменения в семье произошли именно в эти три года, а потом и до сего дня новых перемен как будто  и не было. Или же они были столь малы, что трудно их заметить. Мы отстали от грубых грехов, но к Церкви приближаемся очень медленно, так, что этого приближения совсем не видно. Более того, накапливается какая-то страшная усталость от давления, которого собственными силами никак не преодолеть. А веры, наверное, не хватает. Вот мой 20-летний опыт: я знала, что такое духовное воодушевление, и я знаю тягость духовной жизни, так что ты будто придавлен к земле. И, тем не менее, я не хотела бы вернуться в доцерковное прошлое.
Какое значение имеет приходское общение?
Оно для меня не то чтобы важно, я работаю в приходе, и тут хочешь или не хочешь, но необходимо общаться. Но дружбы у меня ни с кем нет, чтобы «из одной миски кушать», у меня такого нет.
Какую литературу вы читаете?
У меня совершенно нет времени читать. Страшно интересно было бы прочитать историю Церкви. Недавно меня отправляли на курсы повышения квалификации, тогда появилось немного свободного времени, я, как губка, впитывала все, что нам рассказывали преподаватели, читала. А теперь опять нет времени на чтение. Много времени провожу с внуком.
Какие достижения прихода можно отметить?
Эти достижения налицо, приход процветает, а конкретнее не могу ответить. Три священника появилось вместо одного, людей стало ходить значительно больше.
Насколько детям понятен и нужен  храм?
Из своего опыта могу сказать, что успех  прививки церковной жизни для ребенка зависит целиком от семьи. Если в семье нет церковного духа, то ребенок все равно не станет церковным, уйдет из церкви, не станет ходить, когда наступит взрослость. Семья закрепляет то, что дает ребенку Церковь, растит это хрупкое растение, ухаживает за ним. Дома в семье должна быть домашняя церковь, она обязательна для церковного воспитания ребенка. Иначе получается какое-то одностороннее воздействие на ребенка, одно делается, а  это начинание далее не поддерживается. И получается, что формально по послушанию или страху перед родителями ребенок продолжает посещать церковь вместе с ними до поры-времени, а потом этот формализм перестает его устраивать, ведь внутри-то давно уже ничего нет,  все высохло. А родители и не заметили,  когда церковное растеньице увяло и высохло в душе их чада.    Семья, по-моему, и создана Господом для поддержания церковной жизни в миру. Но мне до сих пор неясно, почему один человек верит, а другой нет, у одного душа широко раскрывается навстречу Богу, а у другого — только чуть-чуть. То ли предрасположенность играет роль, то ли еще, что, не знаю. Но я вижу, что эта закономерность существует как нечто устоявшееся, незыблемое: один больше другой меньше верит, третий – вообще не верит. Хотя, если говорить о собственном опыте, то сама я менялась со временем: от неверия к вере, прошла через такое неверие, которое, казалось, ничем не прошибешь. У нас в семье только  бабушка была верующая. И вот начнет она, бывало, рассказывать, как я теперь понимаю эпизоды из Евангелия, а я, слушая с равнодушием, говорю про себя: «Ну, давай-давай рассказывай, сказки». В общем,  зудит человек, и не более того. А она горела этим. Так, что сложно сказать насколько велико предрасположение человека к вере, но, несомненно, детей надо учить вере терпеливо и искренне.
Какое значение имеют для Вас  монастыри?
В начале церковной жизни монастыри имели для меня  огромное значение, когда не хватало сил, они давали второе дыхание. Нельзя сказать, что сейчас у меня изменилось к ним отношение, но уже не стало времени ездить, семья не позволяет. Раньше  приходилось ездить по монастырям: это были и коллективные паломнические поездки, и самостоятельные. Последних, кстати, было больше:  Оптина, Серпухов, Троице-Сергиева лавра, Ростов Великий. Расскажу об одном интересном явлении. Однажды была паломническая поездка в Ростов к святителю Димитрию Ростовскому. Организовывала ее Вера Зиновьевна, Царство ей Небесное. Я впервые тогда посетила Ростов и Спасо-Яковлевский монастырь. И перед ракой святителя, да и в целом в обители меня не покидало чувство, что я здесь не впервые. Вера Зиновьевна вдруг говорит мне: «Такое ощущение, что мы находимся у себя в храме святителя Димитрия в Москве». «Да, — говорю я ей, — и у меня такие же чувства». Оказывается, находясь здесь под покровом святителя Димитрия, мы одинаково почувствовали духовное единение этих двух далеких друг от друга мест. 
Что вам близко из очаковских традиций?
А что относится к традиции? Меня очень радует наша традиция отмечать общей трапезой наш престольный праздник. Сидим за столом, сидим все вместе, субординация уже не так действует на человека, возникает более свободная форма единения, что тоже необходимо. В общем, теплая общая дружеская атмосфера, она очень согревает душу. 
 
Беседовал Олег Кириченко


 


 

 

Присоединяйтесь к нам

Поиск

Объявления

13.02.2017

При нашем храме проводятся и действуют

 

подробнее

02.11.2016

Приходской дискуссионный клуб

подробнее

11.06.2016

Беседы перед крещением

 подробнее

все объявления


Новости



Календарь



Задать вопрос

Отправить

Создание веб-сайта веб-студия ФЕРТ