Жизнь прихода

Бог сторицею воздаст

К 20-летию восстановления богослужебной жизни в очаковском храме

 

 

 Господь сторицею воздаст

 Монахиня Иоанна (Рождества Богородицы женский монастырь г. Владимира)

 

 

  - Как начиналось Ваше знакомство с очаковским храмом?

 

- Сначала я познакомилась с батюшкой, о. Димитрием. Была зима, Рождество, праздник, когда я в первый раз пришла в храм. Все было ново, необычно. Тропаревский храм находился рядом с моим домом. Мне было 14 лет. Сами понимаете, праздничные дни, много народа, суете. Но мне ничего этого не было видно: я словно никого не видела, помню запах елок, белые облачения и возгласы «Христос рождается, славите». Что означают эти слова, я тогда не понимала, но они запали в душу. Начиная с Рождества я стала более регулярно ходить, от службы к службе. Но каждый раз, когда я приходила в храм до начала богослужения, получалось так, что мы встречались с батюшкой, о.Димитрием. Мы не разговаривали, не знакомились, не общались, единственно что, будто установилась эта связь: я сидела на скамеечке, батюшка проходил мимо, и он мне улыбнется, я ему улыбнусь. Также во время службы или после нее: если мимо пройдет – улыбнется, и я ему улыбнусь. Незаметно – мы не общались, не говорили, только взглядами, какой-то приветливостью проявляли друг к другу внимание. Так было на протяжении какого-то времени. К этому времени я познакомилась в храме с несколькими прихожанами, как-то церковная жизнь моя стала более или менее налаживаться, стала все больше узнавать о храме. И один из моих новых знакомых вдруг спросил: «Есть ли у тебя духовник?». Я спрашиваю: «А что это такое?». Он мне разъяснил: «Это тот человек, который тебя духовно наставляет и молится за тебя и помогает найти тебе правильный путь». Я тогда задумалась о том, что же это такое – духовник. Мне многие тогда начали говорить  об о. Димитрие, как о хорошем духовнике и советовали поговорить с ним. Я собрала все свое мужество (это было накануне Великого поста) и попросила батюшку взять меня в духовные чада. Он сказал: «Ну хорошо, об этом мы поговорим после». Через какое-то время, он оставил меня в храме, расспросил о моей жизни, о родителях, благословил меня и с того момента стал моим духовником.  Это было в 1991 г. Жизнь шла своим чередом. Мы общались, тогда же я познакомилась с Кириллом Журавлевым, ныне о. Кириллом. Из-за того что мы были с ним неразлучны и были часто рядом с батюшкой, у него нередко спрашивали: «Это ваши дети?» На что он отвечал: «Да это мои дети». Мы были как два хвостика, везде старались бывать с батюшкой: и на службе, и на требах, и в каких-то поездках, и при храме, когда не было богослужения, но там находился батюшка. В это время в приходе прошел слух о переводе о. Димитрия на другое место. Для меня это была трагедия, потому что впереди была полная неизвестность: «Куда переводят, зачем переводят, как я смогу ездить куда-то в отдаленное место?» Все батюшкины чада были чрезвычайно расстроены этим известием. Однако, когда стало известно, что батюшку назначили настоятелем в очаковский храм, то страхи быстро улеглись. Это было уже вскоре после Пасхи.  Тогда и сформировалась наша будущая очаковская община из числа людей, которые захотели последовать за о. Димитрием в новый храм. Таких людей было немного: нынешние отцы священники Валерий и Андрей, Раиса Ивановна, Кирилл, Иулиания, трудившаяся потом в трапезной, Ольга Федынская, Александра Малышева. Первопроходцами на клиросе были Ольга и о. Андрей Строгов и я. Также с тропаревского храма для управления клиросом батюшка пригласил для регентования певчую Наталью. В первый, самый тяжелый и важный  год именно она учила нас церковному пению, первый клирос она помогла создать. Как только мы узнали о назначении батюшки в Очаково, то по поручению батюшки отправились туда с Кириллом на разведку. Мы с энтузиазмом восприняли это послушание. После окончания богослужения в тропаревском храме, отыскали автобус, идущий в Очаково и поехали туда. Добрались до платформы, а дальше не знаем куда идти. Сколько ни спрашивали, никто не мог нам сказать, где же находится храм. Прошли мы через завод ЖБК и когда вышли на противоположную сторону, то вдалеке увидели храм. Напрямую, через пруд вышли на пригорок. Но вокруг храма была изгородь, ворота были закрыты, а за оградой бегали собаки. Мы тихо перелезли через забор со стороны алтаря, там находился тогда какой-то железный вагончик и стали внимательно наблюдать за происходящим. Храм был не покрыт, наверху росли деревья, на полуразрушенной колокольне также виднелись деревца, окна не имели ни стекол, ни рам, но были закрыты решетками. Мы прочли табличку, которая гласила, что здесь располагается такое-то реставрационно-художественное объединение или что-то в этом роде. В общем кругом были следы разрухи, но все было под замком. В этот воскресный день на вечерне мы рассказали батюшки, что нам удалось выяснить: «Храм закрыт, за оградой бегают собаки, на территорию никого не пускают». Храм в то время находился на балансе ТЭЦ. Вскоре пришли документы, официально удостоверяющие  передачу храма верующим, был назначен староста и церковный совет. Вместе со старостой Антоном Купрачом мы попали на прием в муниципалитет и зарегистрировали нашу общину. Так началась наша приходская жизнь. Стоит сказать, что с самого первого момента образования прихода мы стали ездить сюда вместе с батюшкой и служить молебны. Каждый молебен, по сути, был маленькой победой. Начинали мы служить далеко за воротами храма, там, где сейчас дорога, и потихоньку продвигались к воротам. Нас встретили агрессивно, считая очевидно, что мы отбираем у них хлеб, место работы. Работавшим здесь было выгодно получать от государства субсидии на реставрационные работы и выполнять заказы на белокаменные работы. Понемногу мы продвигались вперед: первые ворота прошли, потом вторые. В храме сейчас находятся иконы Почаевской Божьей Матери, Архистратига Божия Михаила, Чудо в Хонех. Это все не просто так. С этими датами связаны были наши маленькие победы, продвигающие нас вперед. На Почаевскую мы преодолели последние ворота и остановились перед дверьми храма. На Чудо Архистратига Михаила прошло малое освящение храма. Наш большой путь от молебнов до малого освящения мы прошли за летний период, а осенью уже служили первую литургию. Люди воспринимали все эти события с необыкновенным энтузиазмом,  дружно трудились, разбирая завалы в храме. Вот одна история из тех времен. Это было Великим постом, на первую седмицу. Мы с Кириллом решили всю седмицу провести в храме, не уходя домой. Ночевали прямо в храме, т.к. никаких других приспособленных помещений не было. В храме была «пушка» для обогрева и печка. Родители нас отпустили, в гимназии были каникулы. Топили мы тогда по-черному, возле буржуйки ставили скамейки, ложились головой друг к другу, а спиной к печке. Кто первый просыпался ночью, тот подкладывал в печь дрова. Так прошла первая седмица. Потом принесли «пушку», она так гудела, но все равно мы умудрялись спать и под этот шум. Вообще это была самая незабываемая седмица, с незабываемыми службами. Служили с подъемом, энтузиазмом, всё в полную меру, как надо. И даже Евангелие читали в первые три дня полностью, как полагается. Это чтение проходило на часах. В первый день читается все Евангелие от Матфея и часть Евангелия от Марка, во вторник — вторая часть Евангелия от Марка и Евангелие от Луки. В среду   — заканчивается чтение Евангелием от Иоанна. Был такой наш маленький подвиг.  Очень запомнилось это. И еще один такой случай запомнился, также связанный с богослужением. Мы решили провести в день св. апостола Андрея первозванного провести богослужение полным чином. Также это незабываемо, когда богослужение проводится не под наши немощи, а для нашего духа. Много можно вспоминать: как мы пели с о. Андреем Строговым вдвоем на клиросе.

- Как Вы решили стать монахиней?

- Решение о принятии монашества у меня не было спонтанным, оно зрело долго. Господь говорит в Евангелии: «Не вы меня избрали, но я вас избрал», т.е. первое решение Господь влагает в сердце человека, а как он отреагирует на этот призыв Божий, его дело. Для меня с самого начала было так, как будто это было мое призвание. Я отцу Димитрию об этом сказала: «Вот, батюшка, у меня есть такая мысль, такое желание быть в монастыре». Он ответил: «Поживем, увидим». Мне и лет тогда было мало, всего 14 и школу еще не закончила. Батюшка начал давать мне для чтения книги, потом через какое-то время говорит: «Ну, съезди в монастырь, поживи, посмотри». Первый монастырь, куда я собралась, был Черноостровский в Калужской епархии. Там подвизалась одна знакомая о. Димитрию и мне матушка-монахиня. Впечатления у меня были незабываемые, сразу же загорелась: «Хочу в монастырь».  Но теперь мне кажется, это были слишком детские чувства. Это был 1992 год, мне было 14 лет. Мое стремление к монашеству и приход к Церкви и вере происходили в один промежуток времени.

- А родители не противились Вашему решению?

- Конечно, они были против, они у меня люди неверующие, в церковь не ходят.

- А на дискотеку не хотелось с ровесниками?

Честно сказать нет. Просто очень все быстро произошло. Детство быстро закончилось, и началась другая, совершенно другая жизнь. Первый мой религиозный опыт появился у меня неожиданно. В руки мне попался журнал «Мурзилка», а в нем была маленькая заметка «детям о Боге». Помню, я сидела одна в комнате за своим письменным столом. Меня так поразило то, что там было написано, что Господь везде пребывает, что Он все видит и слышит, все знает, Он — сердцеведевец. Статья была написана простым языком, чтобы дети просто и ясно поняли, что есть Бог. И тогда, в ту минуту, я ясно себе представила, что Бог рядом, в моей комнате, что он меня сейчас видит и слышит. Меня это так поразило! Это и было моим первым движением к храму. У меня даже сомнений никаких не было куда идти. А протестантов вокруг было  в ту пору немало, причем самых разных мастей, у нас даже в школе раздавали они свои сектантские брошюрки. Но им все же надо сказать спасибо за то, что благодаря им в мои руки попало в первый раз Евангелие. Такое в простенькой синенькой обложке, на газетной бумаге, с бледным шрифтом. Я стала читать Евангелие. Мои родители уехали в отпуск, а я все свободное время проводила за чтением Евангелия. В школе друзей у меня особых не было, мне больше нравилось дружить с мальчишками, чем с девочками. Я была спортивной девочкой, любила играть в футбол, в войну с ребятами, заниматься легкой атлетикой и никогда не интересовались игрушками и куклами. С учебой проблем никогда не было. После возвращения родителей из отпуска у меня не было вопросов, чем заняться: только пойти в храм. Я приехала в ближайший от дома  тропаревский храм Михаила Архангела, который открылся тогда не так давно. Правда в первый раз меня в из храма выгнали, кто-то из бдительно смотрящих за тем: куда правильно встать и сесть, во что правильно одеться. Но меня это не остановило, и я стала приезжать на службы. В школе были определенные трения по поводу моего хождения в церковь. Там сразу все узнали. Меня подняли перед всем классом и начали говорить о том где я была и как нехорошо для школьницы бывать в церкви. Меня эти слова тогда не задели, а вот сейчас они мне кажутся обидными, задним числом я чувствую несправедливость. Были учителя, которые оправдывали мое поведение, некоторые из них сами были верующими. На следующий год Кирилл и я подали документы в православную гимназию «Радонеж». Нас взяли без вступительных экзаменов, но мне пришлось целый год готовится, и вместе с репетитором учить азы греческого. Так мы с Кириллом стали учиться в гимназии и опять же все нас здесь звали «брат и сестра»,  искренне считая, что мои родные брат и сестра. Мы постоянно были вместе, хотя и учились в разных классах. После занятий мы ожидали один другого и вместе ехали в храм, там готовили уроки, там помогали батюшке в церковных делах. Поворот к церкви был таким быстрым и кардинальным, что прошлое и не вспоминается, честно сказать, до сих пор. Можно сказать, что жизнь началась с того момента, как я стала ходить в храм и познакомилась с новыми людьми, познакомилась с батюшкой. В 9 классе я закончила гимназию и уехала на каникулы, думая, что 10 и 11 класс буду доучиваться уже в монастыре. Поначалу у меня была мысль экстерном сдать материал, но гимназия в тот период проходила аккредитацию и экстернаты здесь были запрещены. Был другой вариант – перейти в монастырь и доучится в вечерней школе. На осенних каникулах я приехала в Княгинин монастырь во Владимир и поговорила с настоятельницей матушкой Антонией, возьмет ли она меня, такую юную. Та соглаислась. Потом был разговор с о. Димитрием и архимандритом Алексием, который является духовником и о. Димитрия и матушки Антонии. Сложнее оказалось получить благословение от родителей. Когда я сказала о своем желании уйти в монастырь своей маме, реакции была очень резкой: «Не подходи ко мне большей с этой просьбой. Только через мой труп. Со мной не разговаривали две недели. В прямом смысле этого слова, как будто меня просто не существовало дома. С папой было проще, он принимал сторону мамы, поэтому все зависело от нее. И вот в конце второй недели я еще раз пыталась завести с мамой разговор: « Ну, неужели ты будешь счастлива, если я останусь здесь дома и буду всю жизнь несчастлива?» Видимо эти слова произвели на нее какое-то впечатление, она подумала над ними. И вот как-то просыпаюсь, поднимаю голову от подушки, а мама приносит мне в комнату постиранное и выглаженное чистое белье и в знак примирения кладет их на кресло, и спрашивает меня: «Ну какое у тебя будет последнее решение?» «Я хочу в монастырь». И мама согласилась: «Ну хорошо». С таким благословением я взяла отпускные документы из гимназии для устройство вечернюю школу во Владимире. Перед отъездом меня иконочкой благословил архимандрит Алексий. Рядом находилась матушка Антония, которой он сказал: Передаю тебе ее на руки».  Мы договорились с матушкой, что я приеду в монастырь на Крестопоклонной неделе, в понедельник 27 марта. Это был день памяти иконы Федоровской Божьей Матери. В воскресенье вечером, накануне отъезда, в Очаково, о.Димитрий отслужил в храме молебен. Для многих людей, присутствующих на молебне известие о моем уходе в монастырь было ошеломительной новостью. Были ахи и охи. Это было мое последнее воскресенье в миру, а утром в понедельник о. Валерий на приходском уазике отвез меня во Владимир. В монастыре я спокойно доучилась в вечерней школе, приобрела специальность «секретарь-машинистка», получала даже стипендию и наконец, получила аттестат о среднем образовании. Меня все радовало в обители. Трудности были, потому что монастырь только начал тогда восстанавливаться. Но тот огонь, который вначале зажгли батюшкины слова, его книги – они все покрывали и мысли об ошибке выбора пути даже не возникали. 

- А какое самое счастливое воспоминание в вашей жизни?

- Конечно, это монашеский постриг. Я не помню что тогда было у меня перед глазами, но помню что было в сердце. Особенно запомнились последние мгновенья перед постригом. Когда стоишь в хитоне и сестры начинают петь: «Объятия Отча…» По монашескому чину последние шаги перед постригом постригаемый делает лежащим ниц, он умоляет Спасителя принять его сугубое покаяние. Постригаемый этот последний отрезок пути к постригу проползает. Те, кто принимал постриг, говорят мне: «надо так-то ползти и так-то». Но когда с тобой происходит это в реальности, ты забываешь эти советы. Ползешь, трижды распинаешься и перед амвоном ждешь, пока владыка не прочтет молитву. Сердце в груди бьется так, что слов рядом стоящих было не слышно, но голос владыки как гром грянул в этой тишине. В молитве, которую читал владыка есть слова: «Господь, как отец чадолюбивый, принимает твое покаяние и восставляет…». Они будто обожгли меня.  И далее начинался сам постриг. И второй незабываемый во время пострига момент был связан с наречением имени. Как обычный человек я не могла не думать о том какое имя мне дадут в постриге. Были и у меня свои предпочтения. Матушка Антония накануне пострига позвала меня к себе в келью и говорит: «Я не дам тебе того имени, которое ты хочешь (она знала, что я очень почитаю свт. Нектария Эгинского), но имя, которое я тебе выбрала, оно тоже достойное». Я ответила: «Хорошо, матушка, я не буду против». И вот, когда владыка после необходимых молитв произнес мое новое имя «Иоанна», для меня это был также незабываемый момент. Я сразу поняла в честь кого получила  это имя  - свт. Иоанна Златоуста. Потом были поздравления от сестер и первые три ночи в храме, очень благодатные. В целом же пострижение это ярчайшие впечатления. Событие!

- Ощущаете ли вы помощь от свт. Димитрия Ростовского?

- Практически на каждом шагу ощущаю эту помощь. Если со мной происходят искушения, приходят скорби, то сразу же молюсь свт. Димитрию, читаю тропарь, кондак, акафист. Однажды осенью, в ту пору, когда мы с сестрами еще жили в храме, а ограды не было, пришлось нам остаться на какое-то время вшестером или всемером. И вот ночью в дверь храма начали вдруг громко стучать. Сестры начали молиться перед образом Божьей Матери Боголюбской, а у меня всегда с собой образок, который мне благословил о. Димитрий перед уходом в монастырь. Я начала молиться святителю. Когда закончила чтение акафиста святителю Димитрию, стук прекратился, все успокоилось. В дороге всегда молюсь свт. Димитрию и блаженной Матронушке. У меня в келье есть частица св. мощей святителя Димитрия.

- Вспомните о каких-то особых минутах при общении с духовным отцом

- Вспоминаю один из тех случаев, когда подарки так много значат и запоминаются на всю жизнь. Еще в пору служения о. Димитрия в тропаревском храме, когда и книг духовных продавалось еще не много, как-то он спросил меня: «У тебя есть Закон Божий?». «Да откуда, - говорю, - такая книга у меня?» Прошло некоторое время, я и забыла про этот вопрос, а однажды за богослужением, Кирилл, выглядывает из алтаря и подзывает меня подойти поближе. Я подошла, а из  алтаря вышел батюшка и протянул мне «Закон Божий» Слободского в подарок. В тот момент в храме как будто особая тишина повисла, словно никого не было на службе: только батюшка и я. Настолько я была потрясена и обрадована этим подарком. На лице у меня застыла счастливая улыбка,  я почувствовала, что книга мне была подарена от всего сердца, и откликнулась всей душой на это движение. Я взяла книгу, прижала к груди и пошла на свое место, не чуя под собой ног, как будто я парила. С батюшкой с самого начала  установились отцовские отношения, он меня поддерживал, всегда было взаимопонимание, бывало, и воспитывал, порой сердился. Так однажды мы с Кириллом поехали в Оптину, а когда возвращались, то остановились в Мало-Ярославце, и настоятельница не отпустила нас на ночь. Но батюшка нас ждал в Москве ночью. Когда мы на следующий день добрались до Москвы утром и пришли на литургию в Очаково, батюшка нас встретил сурово: Где были, почему не выполнили моего благословения и вовремя не вернулись домой? А в наказание за ослушание поставил нас обоих на поклоны перед амвоном. Но все было справедливо, мы это понимали. Вспоминается еще один момент, из нашей самой первой Пасхи в Очаково. Народу тогда еще мало ходило. Мы обошли крестным ходом вокруг храма, со словами песни «Воскресение Твое Христе Спасе, ангели поют на небеси и нас на земле сподоби чистым сердцем Тебе славити». И вот когда мы подошли к дверям храма, чтобы войти, батюшка вдруг сказал: «Давайте постоим в тишине». Мы стояли и вполне ощущали грядущее величайшее событие Воскресения Христова. Эта звенящая «тишина» столь многое нам открыла. У батюшки «это» есть. Для него служба и богослужение – это самое главное. Когда он служит, то ничего больше не существует. И мне кажется, на это качество его веры многие обращали внимание. И это я старалась принести с собой в монастырь. Батюшка был не просто образцом для нас,  а – всем. Он давал некий запал для всей нашей последующей жизни. Многие понимали эту его особенность.

- Почему Вы выбрали Княгинин монастырь?

- В период знакомства с монастырями мой выбор был ограничен двумя монастырями. Архимандрит Алексий сказал о. Димитрию: «Вот два монастыря для нее Книгинин во Владимире или  в Александрове». А я собиралась поехать в Малый Ярославец. Но батюшка сказал: «Поезжай за послушание в один из предлагаемых и Господь тебе сторицею воздаст». Скрипя сердцем, я приняла это к сведению, и поехала на электричке во Владимир. Меня приняли и за послушание, сердце очень расположилось к этому месту. Когда я уезжала домой, сердце уже оставалось здесь и  мне хотелось вернуться сюда. Все каникулы я проводила здесь. У меня была своя келья, своя койка. Это продолжалось два года. В 1993 г. я приехала первый раз на Казанскую,  а в марте 1995 г. совсем перебралась в обитель. А сейчас у нас в монастыре уже «очаковская община», матушка Миропия, недавно переведенная в Боголюбский монастырь, послушницы Наталья Четверикова и Виктория Ульянова. Нас так и называют сестры «очаковские».

- А Вы ощущает себя частью прихода до сих пор?

- Да, ощущаю. Я не столь много знаю о текущих событиях приходской жизни, но постоянно общаюсь с батюшкой, встречаюсь с прихожанами, которых помню по приходу, когда я там была.

- Наверное, и в монастырь принесли какие-то очаковские традиции?

- Конечно. Самая главная традиция, которую я с собой принесла в монастырь, это богослужение. Ту традицию, которую в очаковском храме заложил о. Димитрий, и старалась воспроизводить в Княгинином монастыре. Меня всегда поражало отношение батюшки к службе. И вот как он научил, как он наставил, так  я и делаю. Службу проводить внимательно, не спеша, чинно. Это касалось не только внутренней части богослужения, но и внешней – благолепия. Где кто стоит, где что положено, в каком облачении проводится служба. Выверено всё до мелочей. Эта огромная часть очаковского наследия, которая пришла со мной в монастырь. Пышное украшение икон цветами – это тоже из очаковского храма, меня там этому учили. Я все время сравниваю: «как в храме или не как в храме». Меня удивляет и восхищает, как все устраивалось и устраивается в Очаково: от одного к другому. Были по необходимости и иконная мастерская, и плотницкая, кузница, ризница для пошива облачений. Меня всегда это удивляло и вдохновляло. И все производственные коллективы плотников в особенности так плавно влились в приходскую жизнь.

 

Беседовал Олег Викторович Кириченко

 

 

 

 

  

 

Присоединяйтесь к нам

Поиск

Объявления

12.09.2017

Молебен и собрание перед началом учебного года

 подробнее

13.02.2017

При нашем храме проводятся и действуют

 

подробнее

10.02.2017

Страницы Светлой Жизни

 подробнее

все объявления


Новости



Календарь



Задать вопрос

Отправить

Создание веб-сайта веб-студия ФЕРТ