Жизнь прихода

Главное - Христос, главное - молитва

К 20-летию возрождения прихода
 
Главное здесь - Христос, главное - молитва
Интервью с Петром Арсеньевичем Якимовым (ответственным за молодежную работу в приходе)
 
 

Об очаковском храме я узнал лет в 12-13, когда стал приходить сюда с дворовыми ребятами купаться на пруд. Пришли, полазили по руинам, колокольню посмотрели, по крыше полазили. Я  был тогда обычным мальчишкой для того времени.  Сознательно же я узнал об очаковском храме лет в 14,  в 1994 году. В Великий пост, направляясь, как обычно на пруд, я зашел внутрь храма, увидел полиэтиленовые окна вместо стекол,  мерцающий свет; читали шестопсалмие и  я простоял, следя за богослужением. Это чтение, по какой-то причине насколько врезалось в память, что с тех пор шестопсалмие для меня – самая ответственная часть службы, близкая мне. Это детское воспоминание  сквозной линией проходит через всю мою жизнь. И хотя в целом храм я стал посещать чуть раньше, лет с 13-ти, и целый год до этого события ходил, сначала в Данилов монастырь, а потом в Андреевский, рядом с академией наук. Моя первая Пасха прошла в Андреевском монастыре.  Но вот первое сознательное знакомство с Очаковским храмом, произошедшее чисто случайно «по пути на пруд», когда мы отправились туда уже не с ребятами, а с родителями. В тот период никто еще в нашей семье в храм не ходил. Мама сначала смотрела на мое увлечение  с настороженностью, потом с интересом, и как-то уже теперь не помню стала ходить сама, и детей младших водить. Конечно, мы отмечали дома все церковные праздники, я знал что-такое имение, и чтил день святых Петра и Павла. Но то было другое. Церковная же жизнь началась после регулярного посещения храма.  После того как я перестал ходить в Андреевский монастырь, а выбрал для себя очаковский приход, никуда больше с 1994 г. я уже не уходил.
Тесному знакомству с Церковью я обязан маминым родственникам, которые были людьми верующими, регулярно ходили в храм и нас приглашали, но откликнулся поначалу только я.  Сейчас мне приходится удивляться и благодарить Бога за то, что все так произошло, ведь этот выбор пришелся на самую сложную – подростковую пору – и мои ровесники и ребята-одноклассники в это время активно интересовались девочками, время проходило в дворовых компаниях. А мне такое времяпровождение было неприятно. Меня уже тянуло к другому. Осенью 1993 г. я уже перевелся из средней школы  в гимназию «Радонеж», еще до того как стал ходить в очаковский храм и последняя связь с тем миром была обрублена. 
Я быстро влился в очаковскую общину. В числе первых прихожан помню Людмилу Сергеевну и ее первое поручение – чистить лимоном подсвечник. Работы было непочатый край: то леса носить, то еще что-то. Тогда строили деревянный домик, где ныне ризница. Копали котлован под фундамент. Очень помог вхождению в приход Кирилл Журавлев, мой ровесник, тогда алтарник нашего храма. Но познакомились мы с ним раньше, еще в «Радонеже», поскольку мы учились в параллельных классах. И уже когда встретились в Очаково, познакомились еще теснее. Тот памятный момент, когда я услышал чтение шестопсалмия, также был связан с ним. Именно он читал тогда вечером в храме. В следующий раз, когда я в воскресный день пришел вечером на акафист и потом на беседу, которую проводил каждое воскресенье о. Димитрий, то с удивлением увидел Кирилла на клиросе.   В целом же много было веселого, неожиданного, обычного детского в моей жизни тех лет. Ведь мы были обыкновенные мальчишки, которые были не прочь порезвиться, а тут столько было таких мест, в условиях большой, сплошной стройки.  
Какой опыт ты здесь приобрел? 
Мне сложно этот опыт суммировать. Начну с того, что удалось сердцем почувствовать, что здесь находятся другие люди, здесь – другая жизнь. И в этой жизни, среди этих людей удалось найти смысл церковной жизни, который совпадает и со смыслом человеческой жизни. Постепенно приходило понимание того, что происходит вокруг. Очень много приходилось читать. Наша домашняя библиотека целиком составлена из книг, которые я принес из нашего церковного магазина. Причем было интересно читать самую серьезную литературу: и жития святых, и творения святых отцов, знакомиться с учением Православной Церкви. Мне нравился Никодим Святогорец, а это уже учение о Фаворском свете. Вообще жизнь приобрела какой-то вес, смысл, обрела очертания. Я смотрел на бездарное времяпровождение моих знакомых по двору и не мог понять как они живут без такого смысла, без которого жизнь невозможна. Сам я все больше и больше укоренялся в понимании важности этого смысла жизни. Лет в 15-16 у меня был своего рода духовный кризис, даже с охлаждением к литургической жизни, но держало при храме участие в хозяйственной деятельности: то с плотниками, то где-то еще. В армии же все очень скоро встало на свои места, система ценностей была выстроена окончательно и бесповоротно. Так что армия за два года сыграла при том при сем, сугубо положительную роль в моей жизни. Там много приходилось рассчитывать только на себя, ну и конечно на помощь Божию. Я стал ценить многие вещи, которые раньше не ценил. Тогда я научился говорить слово «мамочка», тогда же появился опыт горячей внутренней молитвы. И до сих пор я считаю, что армия – это школа через которую должен пройти каждый мужчина, потому что каждый мужчина в меру своих сил должен защищать свою Родину. Не будет Родины, не будет Церкви, не будет нас! А армия учит самостоятельсности, это школа мужества, которая делает из юноши мужчину. Здесь ты учишься брать на себя ответственность, начинаешь понимать, что от тебя зависит множество судеб людей и обстоятельств. Могу сказать парадоксальную вещь: именно после армии я впервые сознательно потянулся в храм. Я по-новому взглянул тогда и на Церковь, и на Православие.
Какое значение имеет общение с прихожанами?
Огромное. Здоровое приходское общение – это необходимая часть всей церковной жизни прихода. Такого общения очень не хватает в миру, и, может быть, поэтому, мы переносим сегодня на это общение гораздо больше чем необходимо. Но это общение и важно и нужно. Церковь дает нам радостное духовно насыщенное общение и без него никак нельзя. Но внутри прихода общение может быть совершенно пустым, когда оно строится на пустой болтовне ни о чем. Община – есть производное от слова «общаться», община стоит на общении. Поэтому главное, как сделать так, чтобы общение не пустым. Каждый должен выработать, и точно знать меру, которую нельзя нарушать. В этом смысле тема молодежного общения  на приходе меня также волнует, поскольку я имею послушание руководить работой с молодежью. Подросток реализует себя и развивается через деятельность. И если его (или ее) не привлекать к церковно-приходской жизни, чтобы юный прихожанин делом участвовал в жизни храма, то теряется и смысл пребывания в храме. А если сюда ляжет еще кризис переходного возраста, то вполне возможно ожидать бунта со стороны, казалось бы, церковного подростка. В это период все старые ценности подвергаются сомнению и проверке на прочность. Я сам лично прошел этот путь и считаю, что остался в храме именно потому, что был задействован в храмовой жизни. И сейчас  такие примеры есть. Те, кого мы привлекаем к работе воскресной школы, к пению на клиросе, к алтарной работе, к звонарскому труду, к самым разным даже разовым послушаниям, эти люди держатся при храме и не смотря ни на что продолжают посещать богослужения. И наше молодежное объединение тоже тому показатель. Оно тоже служит благородной цели помощи молодым людям в период их максималистской активности.
Что приходится читать?
Поскольку я завершил в этом году обучение в Свято-Тихоновском университете, много приходилось читать профильной литературы: по педагогике, психологии, социальной психологии, психиатрии, девантологии. И вместе с этим читал много святоотеческой литературы, из новейших – Паисия Святогорца. Мне нравится читать литературу по аскетике, вот скажем одна из последних прочитанных книг Афонского старца Иосифа-исихаст «Выражение монашеского опыта». Много читаю в интернете публицистики самой разной. Весьма тронула книга митрополита Иерофея Влахоса «Одна ночь на вершине Святой горы».  Книга небольшая, но когда ее читаешь, то глубоко соприкасаешься с опытом монашеского делания. Удалось митрополиту Иерофею передать дух афонского подвижничества. Не менее интересна книга игумена Варсонофия Веревкина (это его кандидатская диссертация, написанная в начале XX в., одна из последних защищенных до революции 1917 г. диссертаций) «Учение о молитве по “Добротолюбию”».
Достижения прихода?...
Первое, - храм. Он поднят буквально из руин, реставрирован, расписан, благолепно украшен. В храме достаточно большая община, которая все время разрастается, хорошая воскресная школа. Если говорить о внебогослужебной деятельности, то можно сказать что воскресная школа стала ядром социальной деятельности прихода, миссионерской деятельности храма. Вокруг воскресной школы проходят все основные мероприятия прихода: пока с детьми занимаются преподаватели, с родителями также ведутся беседы, лекции, встречи. Огромное число походов, выездов, паломнических поездок, который год организуем свой детский лагерь «Княжеская Русь». Можно сказать, что не отдельные люди, а именно приход ведет обширную, широкомасштабную деятельность, на это обращают внимания люди «извне».
Если же говорить о внутренних переменах, то первое – это ежедневные богослужения, которые начались уже несколько лет назад.  Это одна из заслуг прихода в целом, а не только духовенства. Так же необходимо отметить серьезную духовную жизнь прихода, хотя и не мне об этом говорить. Главное здесь – Христос, главное – молитва и то, что у нас это есть – огромная заслуга прихода за 20-летие.
Насколько храм «по зубам» детям?
На каждого зубастого подростка мы находим свое занятие. При храме есть несколько священников и дети могут выбрать себе духовного руководителя в зависимости от характера их. Также здесь достаточно большой штат людей на добровольных началах, занимающихся с молодежью в храме. Мы стараемся находить разные формы приобщения детей к вере, к святыням: поездки, походы, проведение экскурсий. Выходы на природу приносят свои благие результаты, хотя и не особо видимые глазу. В последнее время мы стали практиковать межприходские соревнования: интеллектуальные, спортивные. Каждый может найти себе применение и поучаствовать в таком мероприятии. Можно и просто прийти поддержать свою команду, поболеть, это тоже важно. Постепенно это количество общих событий переходит непременно в качество и когда возрастные игры остаются в прошлом, у человека все равно остается рядом с ним сообщество, приход, то единство, которое сложилось в результате тесного общения за долгие годы. И в период взросления постепенно акцент начинает смещаться в сторону богослужения. Появляются другие формы работы и у нас с подросшими детьми. Мы надеемся, что в недалеком будущем у нас появится своя приходская спортивная площадка. И межприходские спортивные соревнования подталкивают нас к этому. Недавно наши ребята участвовали под руководством тренера М. Сазонова в таких соревнования по самбо. Спорт на приходе также на мой взгляд позволяет сформировать чувство общеприходского единства. Также в преддверии георгиевских городских игр в западном викариатстве  прошли соревнования по минифутболу и волейболу, стрейболу.   И наши ребята с огромным удовольствием поучаствовали в них. У детей появляется много друзей, расширяется круг общения, интересов, но храм здесь выступает как координатор этой интересной им жизни. Тут важно понимать одно: что храм – это главное и играя в спорт и что-то другое, не заиграться. Чтобы храм не превратился в место тусовки по внехрамовым, светским интересам. Мы всегда подчеркиваем в общении с подростками, что храм – это главное здесь.
Я храмом живу, он меня воспитал, и я и мере сил хочу, чем могу помочь приходу.   
Отношение к монастырю?...
Приходится бывать в монастыре. Иногда это паломничества, иногда сам выбираюсь. Для меня вопрос о монашестве, какой-то особый. Я всегда испытывал трепет перед этими людьми, которые отказались от земных удовольствий, от земных благ, в том числе от общения. В монастыре характер общения другой, нежели у нас. Оно фактически уходит на задний план. И богослужения в монастыре особые, незабываемые. Словом, для меня монастырь – это высокий, очень высокий идеал духовной жизни. Надолго в памяти остаются поездки в Почаевскую Лавру, в Печоры.
Традиции храма?...
  Я бы отметил совместные выезды на природу, совместные выезды в Ростов Великий, подготовка праздника совместно с другими, общая трапеза, любая, не обязательно праздничная – все это важно, памятно, и хорошо. Везде, где мы собираемся ради общей цели, имеющей духовный характер – все это прекрасные традиции.
 

 Беседовал Олег Викторович Кириченко

 

Присоединяйтесь к нам

Поиск

Объявления

13.02.2017

При нашем храме проводятся и действуют

 

подробнее

10.02.2017

Страницы Светлой Жизни

 подробнее

02.11.2016

Азы православия

 подробнее

все объявления


Новости



Календарь



Задать вопрос

Отправить

Создание веб-сайта веб-студия ФЕРТ