Жизнь по вере

Духовные места в советское время

Духовные места

в советское время

Именно кладбище стало в советское время тем местом, куда доступ к духовному и в какой-то степени к святости был открыт, более чем в храм. Во многих городах не были закрыты менее заметные, стоящие в стороне, кладбищенские храмы. Но было и другое: там. где старое кладбище мешало городской инфраструктуре расширятся, его безжалостно уничтожало. Особенно это касается старинных прихрамовых кладбищ в провинциальных городах, примонастырских и находящихся в центральных частях городов.

Например, В Самаре — богатейшем купеческом городе на Средней Волге, рядом с двумя единственными  действующими в советское время храмами — Петропавлоским и Покровским (кафедральным) до сих находятся два стадиона.  До ревоюции на их месте были кладбища. На месте монастырского погоста женского Иверского монастыряю, которым столь гордилась старая Самара из за патриотической т миссонерской деятельности обители — в советское время поставили туалеты для рабочего городка, поселившегося в монастырских помещениях. До сих пор ремонт асфальта на центральной площади города рядом с монументом Куйбышева, сопровождается соприкосновением с надгробными плитами, закатанными в под асфальт (ведь здесь находился до взрыва в 1937 г. красавец собор во имя св. благ. кн. Александра Невского и рядом были захоронения). В уютном  курортном городе Торжке, недалеко от центра города, возле шоссе наталкиваешься на чуть заметный памятный знак, гласящий что здесь до революции наодилось городское кладбище и были захоронены известные и именитые горожане, много сделавшие для города. Этот скорбный   реквием памяти уничтоженных захоронений , за то что они не соответствовали духу революции, можно продолжать и продолжать. С кладбищами боролись, значит они были жиыми. С современными кладбищами, скорее всего уже не будут бороться. Кладбище в традиционном православном обществе по иному «жило и дышало» нежели современное кладбище.   Ведь для православного христанина нет мертвых, есть усопшие, упокойники. Которые временно упокоились до времени Страшного Суда. В старину нормой была именная покойная смерть, после исповеди и причастия, во всяком случае, люди беспокоились о том чтобы не умереть без причастия. Блаженная Ксения Петербургская так беспокоилась, что ее муж умер внезапно, не исповедавшись, что за него несла покаяние, назвавшись даже именем мужа Андрей Федорович. В той культуре умирания и приобщения к святым, очень частым было такое явление. Незадолго до кончины, когда дни человека сочтены, ему начинают являться близкие благочестивые родственники: разговаривать, звать к себе. Еще в советской деревне такие отношения были не редкость. Это был показатель массовой праведности простых христиан, живших честно и ушедших мирно. Этот знак указывал на то, что эти приходящие покойники были свободны, не осуждены на  муку, и они встречают и ведут своего родича по воле Божьей  туда, где сами находятся. Но сейчас такие свидетельства крайне редки. Проводившие исследование по религиозности в Воронеже в конце 1960?х, также сделали подсчет количества посетивших городское кладбище в предпасхальный и пасхальный день. За эти дни  там побывало 150000 человек, то есть в три раза больше чем число посетивших храм и приложившихся к плащанице. Этой стихийной религиозности не мешали. Священников здесь не было, «но было много черничек, которые которые совершали по заказу религиозные отпевания (литии или панихиды), проходя от одной могилы к другой. В основном господствовал мирской чин поминовения с вином и закуской на скатерти возле могилы. Этими двумя обстоятельствами и объясняется то, что здесь гонений не наблюдалось и люди могли свободно войти в ту область духовного, которая еще не была закрыта. Но в действительности это была иллюзия свободы. Поминание без священника, поминание вином и закуской, поминание в на страстной седмице и в первый день Пасхи — это всё признаки нетрадиционного отношения к умершим. Советская власть оставила народу только то, что было безвредно для неё и губительно для святыни, которая пребывала на православном кладбище. В сельской местности почти до времени перестройки сохранялся большей частью старинный уклад в поминовении усопших, хотя и там духовенство находилось под прицелом уполномоченных. Вот, например, что нам рассказала жительница крупного села Верхняя Тишанка (Воронежская обл.) Дьячкова Мария Тимофеевна (1936 г.р.). «Перед Пасхой мы убирали кладбище от зимнего мусора,  все могилки каждый у себя, посыпали беленьким песочком и они становятся все одинаковыми беленькими, как бы непорочность видится. На кресте могильном у каждого приспособлена лампадка и вот как пасхальная ночь, то лампадки зажигались. Идешь мимо кладбища на службу и видишь как горят пасхальные огоньки. Торжественно! Большинство народа приходит на кладбище на Радоницу, когда батюшка приходит и служатся литии. Но хочется прийти и в первый день похристосоваться с дорогими умершими. Скажешь: “Христос, воскресе! ”, и поцелуешь крест. Достану яичко крашенное покатаю по могилке крестиком, поцелую яичко и положу на могилку. Старушки, когда их хоронили, помню редкая испортится в тепле, так, потемнеет, а сейчас молодые — кого разнесло, у кого — потекло». Как показывает пример, который мы приводим ниже о похоронах старца?подвижника в том же Воронеже, были редкие случае, когда всесилие уполномоченного и городских властей сталкивалось с другим всесилием и последнее всегда побеждало. 

Наталья Шляхтина Окончание, начало - "Церковь в жизни прихожан". Из материалов этнографической экспедиции в Воронежскую обл. 2000 г. Архив автора.

Присоединяйтесь к нам

Поиск

Объявления

27.03.2017

Архиерейская литургия

 подробнее

13.02.2017

При нашем храме проводятся и действуют

 

подробнее

10.02.2017

Страницы Светлой Жизни

 подробнее

все объявления


Новости



Календарь



Задать вопрос

Отправить

Создание веб-сайта веб-студия ФЕРТ